ПРОБЛЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЛИНГВИСТИКИ

В статье рассматриваются проблемы противодействия идеологии терроризма в сети Интернет через призму лингвистики, высказываются предложения по институциональному обеспечению данной деятельности.

ПРОБЛЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЛИНГВИСТИКИ

УДК  316.485.26

Терехова Софья Алексеевна,

студентка 2 курса Института филологии,

журналистики и межкультурной коммуникации

Южного Федерального Университета

E-mail: luckysofi@mail.ru

Научный руководитель Воронцов Сергей Алексеевич

доктор юридических наук, профессор кафедры процесуального права

Южного Федерального Университета

 

THE PROBLEM OF COUNTERING THE IDEOLOGY OF TERRORISM ON THE INTERNET THROUGH THE PRISM OF LINGUISTICS

Terekhova Sophia,

2nd year student of the Institute of Philology,

Journalism and Intercultural Communication SFU

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются проблемы противодействия идеологии терроризма в сети Интернет через призму лингвистики, высказываются предложения по институциональному обеспечению данной деятельности.

ABSTRACT

The article deals with the problems of counteraction to terrorism ideology on the Internet through the prism of linguistics, makes suggestions for institutional provision of the activity.

Ключевые слова: идеология терроризма, лингвистика, методология, интернет-ресурсы, интенция, коммуникативная ситуация,  декодирование, манипулятивное воздействие, экспертно-консультативные советы, рабочие группы.

Keywords: ideology of terrorism, linguistics, methodology, online resources, intention, communicative situation, decoding, manipulative influence, Advisory Board, working groups.

Проблема противодействия идеологии терроризма и самой террористической деятельности в сети Интернет в настоящее время настолько насущна, что не нуждается в обосновании ее детального изучения. Работа в этой области ведется уже на протяжении достаточно долгого времени как в практической, так и в сфере научной методологии, что в свою очередь создает цепь непрерывного интегрирования деятельности работников оперативных органов в активное использование различных технологий. Из этого вытекает, что введение в использование новых технологий и методов не представляется возможным  без непрерывного мониторинга хода развития всевозможных областей прочих наук, пусть даже на первый взгляд и не затрагивающих непосредственно юриспруденцию [1].

К наукам, изучение которых может оказать значимое подспорье в раскрытии и предупреждении фактов совершения террористических актов относится и лингвистика. Это естественно и верно, ведь область изучения, охватываемая курсом юридических наук, не подразумевает работы в режиме «онлайн» как таковой — т.е. с постоянным мониторингом Интернет-ресурсов, — а более подготавливает кадры для работы «в поле» и на месте совершения преступления/в процессе его расследования и дальнейшего судопроизводства по делу. Лингвистика же работает непосредственно с текстами, что, собственно, и представляет собой современная совокупность Интернет- сообществ во Всемирной паутине.

Однако, обо всем по порядку. Ни для кого не секрет, что в настоящее время терроризм повсеместно набирает обороты — локальные акты исламистских группировок и деятельность ИГИЛа тому пример [2].

Рассматривая террористическую деятельность как  совокупность действий,  включающих в себя организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта, а так же информационное или иное пособничество в планировании и пропаганду идей терроризма, мы можем легко проследить роль коммуникативной составляющей в вышеперечисленных процессах. Понятно, что они играют определяющую роль; ведь без непосредственного языкового (как устного, так и письменного, а в сети Интернет еще и символьного — посредством эмодзи и картинок) общения подготовка и осуществление подобных актов не представляется возможным. В связи с этим мне кажется целесообразным рассматривать все науки о языке и лингвистику в частности  как вполне ценное подспорье в работе сотрудникам органов внутренних дел, так как в современной  науке о языке в настоящее время наблюдается возрастание интереса к изучению коммуникативной стороны лингвистических феноменов.

 Под одним из лингвистических феноменов подразумевается когнитивная сторона текста, а именно — функции, которые он выполняет, и роль, которую он играет в процессе конкретного коммуникативного акта. При таком подходе текст понимается не только как высший уровень языковой иерархии, но и как речевое произведение адресанта, направленное адресату. Акцентируя внимание на специфике текстов в сети Интернет, необходимо рассматривать текст идеологической направленности  как целенаправленное социальное действие, поскольку любой публицистический текст обязательно имеет идеологический подтекст, так как предполагает общественную значимость и ту или иную реакцию, которая позволит в последствии вовлечь читателя в поведенческую схему. Таким образом, мы имеем дело непосредственно с завуалированным подвидом программирования посредством восприятия и подсознательной декодировки текстовых сигналов.

При таком подходе к рассмотрению и анализу коммуникации особенности текста определяются через схему  «адресант / адресат», а весь процесс декодировки и анализирования текста можно представить в виде цепочки: адресант ->интенция -> текст+ коммуникативная ситуация -> адресат -> декодирование -> воздействие->самопрограммирование человека->ожидаемая реакция.

Следуя этой схеме, можно увидеть, что порождение текста диктуется авторской интенцией (коммуникативным намерением). Таким образом, именно интенциональные категории текста становятся текстообразующими категориями, структурирующими конкретный текст и подчиняющими себе все остальные стилистические ресурсы выразительности. На практике- в частности, на письме и в ходе составления текста для публикации в сети Интернет это явственно проявляется как подчинение всего сообщения не непосредственно цели передачи информации, а определенному сигналу, настрою, который заключает в нем адресант.

Коммуникативное намерение автора-публициста — посредством текстуального воздействия убедить читателя не просто в правомерности, но именно в правильности авторского видения, авторской трактовки действительности. И весь публицистический текст организуется под контролем этой глобальной авторской интенции. Поэтому в любом публицистическом тексте можно обнаружить целую парадигму интенциональных текстообразующих категорий, позволяющей автору решить свою стратегическую задачу — убеждение адресата.

Эту парадигму составляют:

— убеждение с помощью оценки (т.е. формирование, программирование и поощрение конкретного поведения);

-именование как стилистико-идеологическая категория (т.е. наделение позитивной/негативной оценкой через особое наименование предмета, действия);

-стилистическая тональность текста (информирование, агитация, убеждение);

-интерпретация как лингвистический механизм убеждения (изменение текста с целю предоставления события или факта в нужном свете).

Суммируя вышесказанное можем видеть, что заданная авторская идея утверждается в публицистическом тексте с помощью авторской и социальной оценочности, выбора номинации и стилистической тональности текста, а также с помощью интерпретации описываемых журналистом событий и фактов действительности.

Различные по идеологической позиции издания предоставляют читателю различные интерпретации одного и того же события. В этом, с одной стороны, проявляется манипулятивный характер современного публицистического дискурса, но с другой — это непосредственно конкуренция идеологем и  авторских позиций.

Рассматривая противодействие идеологии терроризма как  пресечение действий  террористических структур в сети Интернет, необходимо сделать акцент во-первых, на сугубо информационную ориентированность текстов и роликов, а во-вторых, ориентацию на молодежные группы, ведь активная тенденция  роста количества экстремистских ресурсов наблюдается именно в социальных сетях[4]. Анализ информационной обстановки в сети «Интернет» показывает, что контент основных интернет-ресурсов по продвижению идеологии экстремизма носит наступательный, агрессивный характер, отличается хорошей теоретической базой, продуманным спектром методов управляемого информационно-психологического воздействия на пользователей и защищенностью ресурсов. Интернет сегодня превратился в мощный инструмент манипуляции сознанием и поведением молодых людей, способный эффективно влиять на общественное мнение, как в России, так и за рубежом. Он предоставляет молодежным экстремистским объединениям новые возможности по обеспечению формирования автономных ячеек. На данный момент в  виртуальном пространстве осуществляется управление деятельностью автономных групп,  проводится идеологическая работа, сбор средств, а так же непосредственная подготовка к совершению экстремистских акций.  Этому способствует специфика глобальной сети, которая обеспечивает такие преимущества как:

— простота доступа (на момент написания статьи регистрация в наиболее популярной на территории РФ социальной сети «Вконтакте» являлась совершенно свободной);

—  независимость от географического расположения (покрытие позволяет выйти в Интернет практически из любой точки земного шара- при этом реальное местоположение пользователей практически не отслеживается, а ведется только согласно заявленным ими самими данным);

— неограниченная потенциальная аудитория (охват читателей нелимитирован, у некоторых сообществ «Вконтакте» он превышает миллион активных пользователей);

 — высокая скорость передачи информации (зависит только от быстроты реакции на происходящее, так как передача данных осуществляется практически моментально);

— трудности в осуществлении контроля со стороны правоохранительных органов.

Одной из главных задач, решаемых экстремистскими объединениями с помощью Интернета, является как можно более широкое освещение своих намерений и акций с привязкой их к идеологическим установкам. От успешности акций, эффективности распространения информации и широты охвата аудитории зависит достижение главной цели- устрашения общества. Потому успех контртеррористической работы в сети «Интернет» в значительной мере зависит от того, насколько она ведется регулярно, наступательно и профессионально. Это направление противодействия идеологии экстремизма и терроризма имеет особое значение для профилактики и противостояния развитию крайне опасных социальных настроений в молодежной среде.

Итак, на что необходимо обратить внимание в ходе  лингвистического анализа и проработки данных на момент первичного выявления потенциальной информационной угрозы и террористического акта?
Первоочередное внимание стоит уделить методам манипуляции человеком и моделирования его поведения. И то, и другое вполне возможно осуществить посредством придания тексту определенных лингвистических особенностей.

Основные способы влияния на людей в ходе дискурса посредством онлайн-коммуникации, то есть методы убеждения на стыке психологии и лингвистики — это  убеждение, внушение и психологическое заражение.
Убеждение – это способ влияния, когда обращаются к сознанию другого человека, его чувствам и опыту, чтобы сформировать у него новые взгляды и установки. Убеждение не даст результата, если его подменять морализаторством. На письме для большей эффективности, как правило, избегаются  такие слова, как «должен», «обязан» или «как не стыдно». Убеждать словом – великое искусство, которое требует знаний психологии людей, законов этики и логики, и, как следствие, подвластно отнюдь не всем.

Внушение в свою очередь предусматривает некритическое восприятие высказанных мыслей и воли. Основной целью является принятие информации, которая уже содержит готовый вывод (примером тому — стандартный «пост» в «Вконтакте» с элементами рассуждения, заканчивающийся в резко категоричной форме: по ходу прочтения пользователь настраивается на лад повествователя, и, таким образом, создается эффект самостоятельно сделанного вывода).

Психологическое заражение- это процесс передачи эмоционального состояния от одного человека к другому  на неосознанном уровне. Зачастую и наиболее эффективно он используется в группах людей.

Таким образом,  базируясь на трех этих способах, создается программа лингвистического моделирования. Для готовой модели такого типа будет характерно явное использование абстракции и идеализации. Отображая наиболее существенные микротемы, лингвистически запрограммированный на внушение текст будет строиться на основе гипотез (в случае с террористическими организациями это может быть прогнозирование будущих операций и их «успехов»).

Итак, что лингвистика может предложить для повышения эффективности противодействия терроризму в сети Интернет?

Во-первых, это непрерывный мониторинг наиболее популярных ресурсов — таких как русскоязычные социальные сети и новостные сайты на предмет  явной потенциальной пропаганды и угрозы психологического программирования пользователей. Для этого будет целесообразным посредством агитации сформировать группы добровольцев из молодежной среды, которые бы работали над созданием постоянно обновляющейся «базы» источников террористической пропаганды – тематических сообществ в социальных сетях, специализированных сайтов.

Во-вторых, полезным может оказаться не только отслеживание явных источников угрозы, но и анализирование популярного интернет-контента в целом. Пропуская наиболее актуальные публицистические тексты через призму лингвистического анализа, возможно выявить наличие программирования адресанта через текст еще на ранних методах воздействия, на этапе начала внедрения идеи и искусственного насаждения того или иного настроя, который в последствии позволил бы эффективно осуществить манипулятивное воздействие над волей адресанта.

С опорой на вышеизложенное заключу, что обобщение и анализ положительного опыта контртеррористической деятельности в сети «Интернет» позволяет сделать вывод о том, что для того, чтобы эффективно противостоять его влиянию на наиболее уязвимые категории людей, прежде всего молодежь, необходимо формирование и функционирование на постоянной основе популярных и доступных для нее интернет-ресурсов, посредством которых возможен постоянный и откровенный диалог в близкой и привычной для молодых людей манере.

В целях размещения и обновления материалов с антитеррористическим контентом, ориентирующих на категорическое неприятие идеологических основ экстремизма и терроризма, развенчание и дискредитацию установок их идеологов, а также для формулирования контрпропагандистских аргументов, агитационных призывов и лозунгов, подбора методики и приемов ведения диалога и полемики следует создать при АТК в субъектах РФ экспертно-консультативные советы и действующие при них рабочие группы по информационному противодействию идеологии терроризма [4].

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Воронцов С.А. Противодействие экстремизму в среде студенческой молодежи. Власть. 2012. № 9. С. 52-55.
  2. Воронцов С.А., Штейнбух А.Г. О необходимости совершенствования подходов к обеспечению национальной безопасности России в информационной сфере. Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015. № 9 (64). С. 100-108.
  3. Воронцов С.А. О причинах и факторах, снижающих эффективность оперативно-розыскного противодействия идеологии и практике экстремизма. Философия права. 2015. № 3 (70). С. 40-44.
  4. Воронцов С.А., Фомин О.Н. О необходимости повышения эффективности профилактики экстремизма и терроризма. Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015. № 8 (63). С. 57-60.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *