РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ В ДОСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

Статья посвящена анализу нормативно-правовых актов досоветского периода, устанавливающих ответственность за посредничество во взяточничестве. Поскольку посредническая деятельность указывает на совместную преступную деятельность нескольких лиц, были проанализированы нормы, регламентирующие ответственность за взяточничество, во взаимосвязи с положениями института соучастия в преступлении.

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОСРЕДНИЧЕСТВО ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ В ДОСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

УДК: 343.352.4

Ярзуткина Валерия Александровна,

Московская академия Следственного комитета Российской Федерации

студент факультета магистерской подготовки

юридического института

г. Москва, Россия

E-mail:lera180295@yandex.ru

Научный руководитель: Иванов Андрей Львович,

заведующий кафедрой уголовного права и криминологии,

кандидат юридических наук, доцент

Московская академия Следственного комитета Российской Федерации

г. Москва, Россия

THE DEVELOPMENT OF THE DOMESTIC CRIMINAL EGISLATION ABOUT RESPONSIBILITY FOR MEDIATION IN BRIBERY IN THE PRE-SOVIET PERIOD

Yarzutkina Valeria Aleksandrovna,

student 2 courses of faculty master training

law Institute

Moscow Academy of the Investigative Committee Russian Federation

Moscow, Russia

E-mail:lera180295@yandex.ru

Scientific leader: Ivanov Andrei Lvovich,

head of the Department of criminal law and criminology,

candidate of legal Sciences, associate Professor

Moscow Academy of the Investigative Committee Russian Federation

Moscow, Russia

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена анализу нормативно-правовых актов досоветского периода, устанавливающих ответственность за посредничество во взяточничестве. Поскольку посредническая деятельность указывает на совместную преступную деятельность нескольких лиц, были проанализированы нормы, регламентирующие ответственность за взяточничество, во взаимосвязи с положениями института соучастия в преступлении.

ANNOTATION

The article analyzes the normative legal acts of the pre-Soviet period, which establishes liability for intermediation in bribery. Because mediation indicates joint criminal activities of a few individuals, were analyzed the rules governing liability for bribery, in connection with the provisions of the Institute of complicity in the crime.

Ключевые слова: уголовное законодательство, соучастие, посредничество, взяточничество, посредничество во взяточничестве

Keywords: criminal legislation, complicity, mediation, bribery, mediation in bribery

Первые упоминания о взяточничестве (мздоимстве) содержались в древнерусских летописях XIII в. Глава русской православной церкви митрополит Киевский и Всея Руси Кирилл осуждал взяточничество наряду с пьянством и колдовством и предлагал наказывать смертной казнью [1, с. 96].

В Русской Правде, отмечает И.А. Исаев, появляются первые упоминания об институте соучастия (случай разбойного нападения «скопом»), но ни определения соучастия, ни разделения соучастников на виды не содержалось [2, с. 47]. Также отсутствовали нормы об ответственности за посредничество во взяточничестве.

По мнению С.Б. Бычковой, предшественником дефиниции «взятка» является «посул», который появляется в Двинской уставной грамоте 1397
(1398) гг. Большинство историков-правоведов сходятся во мнении о том, что «посул» в значении взятка впервые употреблен в Псковской судной грамоте 1397 г. Так, в ст. 3 и 4 судьям запрещалось брать «посулы» (взятки): «а тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику» [3, с. 28-29]. Цель введения данного запрета – укрепление самодисциплины среди феодалов, которые являлись представителями господствующего класса [4].

В Судебнике 1497 г. в ст. 1 содержался запрет членам Боярской думы получать вознаграждения при рассмотрении дел в суде. В ст. 67 «О посулех и о послушестве» содержится положение о публичном объявлении запрета истцам и ответчикам давать «посулы». Кроме этого в ст. 33 содержалась норма о запрете судебным приставам, исполняющим свои обязанности по неделям – «недельщикам», требовать и принимать вознаграждение как для себя, так и для передачи другим лицам за рассмотрение дела в суде: «А неделщиком на суде на боярина, и на околничих, и на диаков посула не просити и не имати, а самимь от порукы посулов не имати». В ст. 38 содержалась аналогичная норма в отношении наместников, волостелей, их тиунов и сборщиков пошлин: «… а посула им от суда не имати, и их тиуном и их людем посула от суда не имати же, ни на государя своего, ни на тиуна, и пошлинником от суда посулов не просити» [5, с. 36, 39].

Судебник 1550 г. предусматривал сходные с Судебником 1497 г. нормы об ответственности за получение «посулов»; новшеством было введение конкретных видов наказаний за рассматриваемые деяния. Так, в ст. 4 предусматривалось наказание дьяку за получение взятки: «… и на том дьяке взяти перед боярином вполы да кинута его в тюрму» [5, с. 43]. Таким образом, наказание связывалось с установлением большого объема правоограничений в отношении чиновника, в том числе связанных с ограничением его передвижения. Понятие соучастия, его виды и формы рассматриваемый источник не содержал.

XVII в. для Российского государства ознаменовался усилением деятельности в законодательной сфере: правовой регламентации подвергались различные стороны общественной и государственной жизни. В 1649 г. появился первый печатный источник русского права – Соборное Уложение, в котором содержались нормы как материального, так и процессуального права [6,
с. 76-77, 289]. В нем впервые рассматривались признаки и формы соучастия (скоп, заговор), а также виды соучастников (исполнители, подстрекатели, пособники) [7, с. 49]. Ответственность соучастников не была дифференцирована: исполнители, пособники и подстрекатели несли равную ответственность за преступные деяния против жизни, здоровья, чужой собственности. Норма о равенстве ответственности непосредственного исполнителя, пособника и укрывателя преступления содержалась в ст. 63 главы XXI Соборного Уложения [8, с. 16-17].

Также в рассматриваемом источнике впервые упомянуто посредничество во взяточничестве. В ст. 7-9 гл. X «О суде» рассматривается ситуация передачи взятки «через третье лицо», но наказание за указанное деяние не предусматривалось. Наказанию в виде «бита кнутом нещадно», возвращение в трехкратном размере суммы взятки и содержание в тюрьме «до государева указу» мог быть подвергнут «лишь мошенник, который взял деньги от имени судьи и якобы для него, но в действительности без его ведома», т.е. впервые предусмотрена ответственность за мнимое посредничество во взяточничестве (мошенничество) [6, с. 345; 9, с. 345].

Представляет интерес точка зрения А.Ю. Сунгатуллина, который обращает внимание на ст. 12 гл. X Соборного уложения, где содержалась норма, предусматривающая исключение из правила о равной ответственности соучастников, а именно, действия посредника «подъячего», содействовавшего «диаку» в реализации соглашения между последним и давшим взятку путем внесения подложных записей в судебные протоколы: «А который дияк норовя кому по посулом, или по дружбе, или кому мстя недружбу, велит судное дело подьячему написати не так, как в суде было, и как в прежней записке за исцовою и за ответчиковою рукою написано, и по тому диячьему приказу подьячей то судное дело напишет неделом, а сыщется про то допряма…» [8,
с. 18-19]. На наш взгляд, данная точка зрения не лишена дискуссионности, поскольку действия «подъячего» можно рассматривать не как посреднические, а как непосредственного исполнителя служебного подлога – внесения недостоверных сведений в официальные документы (в данном случае в судебные протоколы), а действия дьяка – как организатора служебного подлога.

Дальнейшее развитие институт соучастия получил в первом военно-уголовном кодексе Петра I – Артикуле воинском 1715 г. В качестве пособнических действий рассматривались содействие совершению преступления путем сокрытия следов (артикул 206), советы, предоставление помощи главным виновникам преступления (артикул 19), укрывательство (артикулы 90 и 190) и др. Исследователями отмечается, что перечень пособнических действий был шире по сравнению с ранее действовавшим законодательством [10, с. 64; 11, с. 16]. Как правило, соучастники несли равную ответственность за совершенные преступления: «Что один чрез другаго чинит, почитается так, яко бы он сам то учинит».В толковании к артикулу 149 содержится норма, смягчающая ответственность пособников по отношению к исполнителю: «Ежели кто советом, помощию и делом … вспоможет, оныя тайно прибьет, кому в дом или на улице подбросит и протчая: онаго не инако, яко пасквиланта самого, наказать, однакож по разсмотрению обстоятельств против оных иногда наказание легче чинитца» [5, с. 169; 10, с. 64].

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в отделении третьем «О участии в преступлении» содержались нормы, подробно регламентировавшие институт соучастия в преступлении, а именно, были определены формы (виды) соучастия (с предварительным сговором и без предварительного сговора), виды соучастников («главные виновные», «участники», «зачинщики», «сообщники», «подговорщики или подстрекатели» и пособники). Вместе с тем определение соучастия отсутствовало. Дефиниция пособника дается в ст. 15, перечень способов пособничества является исчерпывающим («помогали или обязались помогать … советами или указаниями и сообщением сведений, или же доставлением других каких-либо средств для совершения преступления, или устранением … препятствия, или заведомо, пред совершением преступления, давали у себя убежище, или же обещали способствовать сокрытию преступников или преступления») [11, с. 17; 12]. Ответственность пособников была такой же, как и у исполнителей преступления. Лица, отказавшиеся от совершения пособничества в преступления, но не сообщившие о готовящемся преступлении, подвергались наказанию «за недонесение об известном злом умысле». В ст. 409 Уложения содержалась норма, устанавливающая ответственность за «содействие мздоимству и лихоимству» при получении или даче взятки «чрез посредничество». Наказание за посредничество во взяточничестве устанавливалось равным с исполнителями «хотя и в меньшей степени»
[13, с. 198].

Аналогичную картину наблюдаем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 г., где в ст. 376 перечислены случаи получения взятки через третьих лиц, в том числе через жену, детей, родственников, домашних, а также «когда взятка передана ему прямо или через другого с его ведома под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой либо мнимо-законной и благовидной сделки». Одним из видов содействия мздоимству и лихоимству в ст. 380 признавалось содействие «через посредничество при требованиях, передачи или получении взяток или подарков» [14, с. 369, 373].

Уголовное уложение 1903 г. в ст. 51 содержало перечень соучастников: организаторы, исполнители, подстрекатели, пособники. Уголовная ответственность соучастников зависела от категории преступлений. За «тяжкое преступление» предусматривалось наказание в виде смертной казни, каторги или ссылки на поселение; за «преступление» –заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме; за «проступки» – арест или денежная пеня. Так, для пособника, участвующего в совершении тяжкого преступления и преступления, помощь которого «была несущественна», наказание подлежало смягчению на основании ст. 53. Из соучастников проступка ответственности подлежали организатор и непосредственный исполнитель; подстрекатель и пособник подлежали ответственности в случаях, прямо определенных в законе. Кроме этого соучастники несли независимую друг от друга ответственность: «особые личные отношения и условия, определяющие, усиливающие или уменьшающие наказуемость кого-либо из соучастников, не влияют на ответственность других соучастников».

Посредничество во взяточничестве по Уголовному уложению 1903 г. наказывалось наравне с пособничеством во взяточничестве. В ст. 660 предусматривалась ответственность служащего за «оказание заведомого содействия учинившему взяточничество … передачею взятки, принятие ее под своим именем или иным посредничеством» [15, с. 25-26].

Н.С. Таганцев полагал, что нормы Общей части Уложения о соучастии при квалификации посредничества во взяточничестве неприменимы, поскольку норма ст. 660 Уголовного уложения 1903 г. является специальной [16].

Таким образом, ретроспективный анализ отечественного уголовного законодательства об ответственности за посредничество во взяточничестве в досоветский период позволяет сделать вывод о том, что посредничество тесно связано с институтом соучастия в преступлении. Понятие соучастия не содержалось ни в одном из анализируемых источников, хотя некоторые его признаки (например, совместное умышленное участие нескольких лиц в совершении преступления) были отражены. До XVI в. в российском законодательстве отсутствовал конкретный вид наказания за получение взятки, хотя запрет на получение взятки формально был установлен. На наш взгляд, наличие такого противоречия затрудняло привлечение чиновника к ответственности.

На ранних этапах развития российского государства нормы, устанавливающие ответственность за посредничество, были несколько казуистичны, рассматривали частные случаи (передача взятки через жену, детей, домашних и др.). Действия посредника отождествлялись с действиями пособника. Несмотря на то, что дефиниции посредничества во взяточничестве закреплено не было, некоторые его признаки содержались в отдельных правовых нормах, тем самым закладывался фундамент для закрепления этого понятия в нормативных актах последующего исторического периода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Литвяк Л.Г. Взятка в художественной литературе [Электронный ресурс] // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2013. № 1. С. 96-100. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/vzyatka-v-hudozhestvennoy-literature (Дата обращения: 26.03.2017).

2. Исаев И.А. История государства и права России: уч. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. 797 с.

3. Бычкова С.Б. Государственно-правовые меры противодействия взяточничеству в России (XV-начало XX в.): дисс. … канд. юр. наук. Нижний Новгород, 2015. 225 с.

4. Мартысевич И.Д. Псковская судная грамота: историко-юридическое исследование [Электронный ресурс] / И. Д. Мартысевич; отв. ред. П. Н. Галанза. М.: Изд-во Московского государственного университета, 1951. 208 с. URL: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=33656 (Дата обращения: 26.03.2017).

5. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 1997. 472 с.

6. Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 3. Акты Земских Соборов. М., Юридическая литература. 1985. 512 с.

7. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Часть первая. Понятие соучастия. Свердловск, 1960. 287 с.

8. Сунгатуллин А.Ю. Посредничество в совершении преступления: дисс. … канд. юр. наук. М, 2016. 178 с.

9. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 3. Особенная часть (гл. XI-XXI). 4-е изд., перераб и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. 656 с.

10. Москвичев А.А. Историко-правовой анализ формирования и развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за пособничество преступлению в дореволюционный период [Электронный ресурс] // Общество и право. 2016. № 4. С. 63-68. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=27691737 (Дата обращения: 27.09.2017).

11. Ершов С.А. Пособничество в общей и особенной частях УК РФ: дисс. … канд. юр. наук. Ярославль, 2014. 226 с.

12. Уложение «О наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. [Электронный ресурс] http://xn--e1aaejmenocxq.xn--p1ai/node/13654 (Дата обращения: 28.09.2017)

13. Российское законодательство X-XX веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М.: Юрид. лит., 1988. 432 с.

14. Таганцев Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. [Электронный ресурс] / Н.С. Таганцев. Изд. 13, пересмотр. и доп. СПб., 1908. 960 с. URL: http://library6.com/books/501449.pdf (Дата обращения: 01.10.2017).

15. Новое уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 года [Электронный ресурс]. – СПб.: Изд. В.П.Анисимова, 1903. 250 с. URL: http://library6.com/books/553030.pdf (Дата обращения: 28.09.2017).

16. Таганцев Н.С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. [Электронный ресурс]. СПб., 1904. 1125 с. URL: https://www.litres.ru/ (Дата обращения: 01.10.2017).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *