ПРОБЛЕМЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО МЕРОПРИЯТИЯ — ПРОСЛУШИВАНИЯ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ

В статье рассматриваются некоторые проблемы оперативно-розыскного мероприятия — прослушивания телефонных переговоров, предлагаются выводы по их решению.

ПРОБЛЕМЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО МЕРОПРИЯТИЯ — ПРОСЛУШИВАНИЯ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ

ГРНТИ 10

Луценко Олег Анатольевич,

кандидат юридических наук,

доцент кафедры Уголовного процесса и криминалистики

Южного Федерального Университета (ЮФУ),

г. Ростов-на-Дону, тел.

E-mail: maple78@mail.ru

Сапегина Татьяна Андреевна,

магистр, юридический факультет ЮФУ,

г. Ростов-на-Дону,

E-mail: vihnich23@mail.ru

 

PROBLEMS OF OPERATIVELY-SEARCH ACTIONS — WIRETAPPING

Lutsenko Oleg,

Ph.D., Associate Professor of Criminal

 Procedure and Criminalistics SFU, Rostov-on-Don,

E-mail: maple78@mail.ru

Sapegina Tatiana Andreevna,

Master of Law Faculty of SFU,

Rostov-on-Don,

E-mail: vihnich23@mail.ru

АННОТАЦИЯ:

В статье рассматриваются некоторые проблемы оперативно-розыскного мероприятия — прослушивания телефонных переговоров, предлагаются выводы по их решению.

ABSTRACT:

This article discusses some of the problems of operatively-search actions — wiretapping, offered conclusions for their solution.

Ключевые слова: экстремизм, прослушивание телефонных переговоров, судебная санкция, ограничение конституционных права человека и гражданина.

Keywords: extremism, wiretapping, judicial authorization, restriction of constitutional human and civil rights.

 

 

По данным Генеральной прокуратуры и МВД России, начиная с 2007 года, отмечается устойчивая тенденция роста преступлений экстремистской направленности. Более 90% членов экстремистских организаций составляют молодые люди в возрасте до 30 лет. Они же составляют 80% всех совершивших преступления экстремистской направленности, в том числе, убийства по мотивам национальной, расовой и религиозной ненависти. При этом, более половины из них – несовершеннолетние [1].

Противодействие идеологии экстремизма и терроризма в молодежной среде предполагает использование оперативно-розыскного мероприятия — прослушивание телефонных переговоров (далее — ПТП) [2], как эффективной меры выявления и противодействия идеологии экстремизма и терроризма в молодежной среде.

Под прослушиванием телефонных переговоров понимают совокупность мер по конспиративному слуховому контролю с помощью технических средств переговоров, ведущихся по линиям телефонной связи или односторонних сообщений, и, как правило, их фиксацию с целью обнаружения сведений о преступной деятельности изучаемого лица, выявления его связей и получения иной информации, способствующей решению конкретных задач ОРД. Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях [3].

Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 №144-ФЗ установлены особые условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну, в том числе и телефонных переговоров (ст.8).

Считаем, что в настоящее время возникла необходимость более четкого правового регулирования отношений, связанных с проведением прослушивания телефонных переговоров как негласного оперативно-розыскного мероприятия.

Основным из таких условий является обязательное получение судебной санкции на проведения данного мероприятия. Судебная практика так и не пришла к единообразному пониманию проблемы санкционирования проведения ПТП. Существуют определенные трудности во взаимодействии оперативных сотрудников с судьями относительно предоставляемой информации, служащей основанием для проведения этого ОРМ. Судьей не выносится мотивированное постановление об отказе в осуществлении ПТП, а лишь подписывается соответствующее постановление. Получается, что оперативный сотрудник не может обжаловать данное решение, а, согласно закону «Об ОРД», лишь может обратиться в вышестоящий суд.

В настоящее время возникла необходимость более четкого правового регулирования отношений, связанных с проведением прослушивания телефонных переговоров как оперативно-розыскного мероприятия.

Практическая значимость данного оперативно-розыскного мероприятия заключается в том, что оно позволяет решить не одну, а целый комплекс задач, стоящих перед оперативными подразделениями, в том числе:

  • обнаруживать разыскиваемых лиц;
  • выявлять участников преступной группы и определять их роль в совершении преступления;
  • предупреждать или пресекать подготавливаемые преступления;
  • раскрывать ранее совершенные преступления, используя результаты прослушивания телефонных переговоров в качестве как ориентирующей информации для органов предварительного следствия так и доказательств, сформированных на основе данных прослушивания телефонных переговоров и другие.

Специфика раскрытия и расследования отдельных видов преступлений вызывает необходимость оперативного получения уполномоченными на это органами (следственными и оперативно-розыскными) информации о телефонных переговорах. Несовершенство нормативной базы ограничивает эффективность деятельности по пресечению и расследования преступлений. Вопрос о процессуальном регулировании ПТП имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение, так как это используется на практике.

Общее правило использования данных ОРД, в соответствии со ст. 89 УПК РФ, можно перефразировать следующим образом: для обоснования выводов об обстоятельствах, которые составляют предмет доказывания, вы можете использовать данные, полученные в ходе ОРМ, если они были получены, и записаны с помощью методов, указанных в УПК РФ. При этом доказательством будет являться не «продукт» ОРД, а результаты уголовного процесса, в результате производства действий суда и следственного комитета.

При рассмотрении европейских законодательных норм, регулирующих право государства на перехват телефонных сообщений, а также обстоятельств, при которых государство имеет на это право, оказалось, что конституционные гарантии неприкосновенности частной жизни (Германия и Россия) или их отсутствие (Франция) слабо связано с качеством законов. Мы можем с уверенностью сказать, что Европейский Суд признал приемлемым немецкое законодательство. Судя по всему, Суд утвердит французскую процедуру. Российское же законодательство не удовлетворяет указанным критериям Суда.

Рассмотрение практики прослушивания телефонных переговоров в различных странах приводит к двум выводам.

Во-первых, в тех странах, где данные о перехватах публикуются, суды, как правило, не отказывают разведывательным службам в выдаче санкций на прослушивание и их продлении. С большей долей вероятности можно ожидать, что суды редко отказывают в санкции и в странах, где закрыта информация о количестве перехватов. Поэтому, несмотря на важность получения санкции судебных органов, о которых неоднократно призывал Суд, это не менее важно, чем прозрачность процедуры для осуществления прослушивания. Это может быть достигнуто путем введения норм об обязательном информировании лица о том, что его телефон прослушивался,  уже после окончания мероприятия.

Во-вторых, во всех странах без исключения разведывательные службы хотели бы получить такое законодательство о прослушивании, которое  облегчало бы их работу, и это им удается ровно в той степени, в какой позволяет это сделать гражданское общество. Чем более оно инертно, тем хуже работают процедуры контроля и тем выше вероятность злоупотребления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Воронцов С.А. Противодействие экстремизму в среде студенческой молодежи. Власть. 2012. № 9. С. 52-55.
  2. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 №144-ФЗ (в актуальной редакции) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 52. Ст. 4921.
  3. Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2010. (4-е издание). С. 222-223.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *