КОРРУПЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РОЛЬ ПРОКУРАТУРЫ В БОРЬБЕ С НЕЙ.

В статье рассматривается негативное влияние коррупции на государственную систему, основные институты общества и ментальность нации в целом. Обозначена важность борьбы правоохранительных органов с коррупцией с выделением роли прокуратуры, как одного из основных государственных органов, располагающих значительными полномочиями на данном направлении деятельности. Предлагаются различные способы снижения уровня противоправных, в том числе преступных, проявлений указанной направленности.

КОРРУПЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РОЛЬ ПРОКУРАТУРЫ В БОРЬБЕ С НЕЙ.

ГСНТИ: 10

 

Науменко Даниил Сергеевич,

Южный Федеральный Университет,

студент Юридического факультета

г. Ростов-на-Дону, Россия

E-mail: awolnationdream@mail.ru

 

CORRUPTION IN THE RUSSIAN FEDERATION AND THE ROLE OF THE PROSECUTOR’S OFFICE IN THE FIGHT AGAINST IT

 

Naumenko Daniil Sergeevich,

student of the Law Faculty

of the Southern Federal University,

Rostov-on-Don, Russia

E-mail: awolnationdream@mail.ru

 

АННОТАЦИЯ:

В статье рассматривается негативное влияние коррупции на государственную систему, основные институты общества и ментальность нации в целом. Обозначена важность борьбы правоохранительных органов с коррупцией с выделением роли прокуратуры, как одного из основных государственных органов, располагающих значительными полномочиями на данном направлении деятельности. Предлагаются различные способы снижения уровня противоправных, в том числе преступных, проявлений указанной направленности.

 

ANNOTATION:

The article considers the negative impact of corruption on the state system, the main institutions of society and the mentality of the nation as a whole. The importance of law enforcement fighting corruption is highlighted with the emphasis on the role of the prosecutor’s office as one of the main state bodies with significant powers in this area of activity. Various ways of reducing the level of unlawful, including criminal, manifestations of this direction are suggested.

 

Ключевые слова: коррупция, правоохранительные органы, прокуратура, должностные лица, противодействие коррупции, правосудие, явление, разрушительные последствия.

 

Key words: corruption, law enforcement agencies, prosecutor’s office, officials, counteraction to corruption, justice, phenomenon, destructive consequences.

 

 

Прежде чем рассмотреть само понятие коррупции, исследовать её особенности и наметить меры возможного противодействия ей, представляется необходимым обозначить актуальность рассматриваемого вопроса.

Термин «коррупция» в переводе с латинского (corruptio) означает «подкуп», «порча», взяточничество [1]. Существуют и другие многочисленные определения, общим для которых является использование государственными, муниципальными или иными публичными служащими (например, депутатами), либо служащими коммерческих или иных организаций (в том числе, международных) своего статуса для незаконного получения каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот, в том числе неимущественного характера), либо предоставление последним таких преимуществ [2].

Не является секретом, что коррупция — неотъемлемый элемент в любом государстве, это явления заложено в сознании многих людей и не может быть искоренено исключительно за счёт усилий правоохранительных органов. В первую очередь нужно бороться с причинами возникновения данного явления, а не с последствиями, заключающимися в нарушениях закона значительным количеством лиц, причём в первую очередь занимающих высокие должности и имеющих непосредственный доступ к реализации организационно-властных полномочий.

Особое внимание, как представляется, необходимо уделять вопросам должной компетенции и профессиональной безупречности контингента государственных служащих, непосредственно занимающихся противодействием коррупции (правоохранительные органы).

В отдельных случаях субъекты коррупционных преступлений, занимающие должности во властных структурах, позиционируются СМИ в качестве элиты, располагающей в установленных законом случаях уголовно-правовым иммунитетом. При этом, следует учитывать, что в постсоветский период, как отмечают эксперты, произошло расхождение между элитарностью, понимаемой в традиционном смысле понятия и обладанием реальной политической властью. Резкое возросли роль принадлежности к «команде» первого лица и личной преданности лидеру, а также значение высокой материальной обеспеченности кандидата в элиту, источники которой практически не имеют значения. Это предопределило низкую компетенцию значительного числа фигурантов, попавших в элиту, привнесение ими в элитарный слой коррупционных механизмов [3].

В результате, в прошедшем году по словам председателя Следственного комитета России А. Бастрыкина, фигурантами уголовных дел о коррупции стали 845 сотрудников органов внутренних дел, помимо этого более 400 обвиняемых — это лица, в отношении которых применялся особый порядок уголовного судопроизводства: прокуроры, судьи, следователи, адвокаты и другие [4].

Подобные сотрудники правоохранительных органов подрывают авторитет власти, формируют реальные угрозы безопасности государства [5].

Согласно Закону под коррупцией понимается:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица;» [6].

За последние годы в Российской Федерации выстроена государственная система противодействия коррупции, разработаны и реализуются взаимосвязанные меры привлечения к дисциплинарной, административной, гражданско-правовой и уголовной ответственности государственных и муниципальных служащих за коррупционные правонарушения [7].

Необходимо отметить, что в России дела в сфере противодействия коррупционным правонарушениям обстоят достаточно неутешительно. К уголовной ответственности привлекаются лица, занимающие высокие государственные посты. Эта работа ведется в соответствии с установкой Президента России В.В. Путина: вести борьбу с коррупцией «самым серьезным образом, вне зависимости от должности и партийной принадлежности, с корнем вырывать эту заразу» [8].

Так, к примеру, бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев был задержан за получение взятки в размере 2 млн. долларов за положительную оценку перспектив сделки, благодаря которой АО «Роснефть» приобрела АО «Башнефть» [9].

Бывший федеральный министр Е. Адамов, который с 1998 по 2001 занимал пост министра РФ по атомной энергии, в 2005 г. был арестован по обвинению в совершении ряда преступлений коррупционной направленности. Он, согласно обвинительному приговору суда, виновен в причинении ущерба государству на общую сумму 108 млн. долларов [10].

Однако, вследствие высокой латентности преступлений данной направленности, указанные примеры — лишь верхушка айсберга. Большая часть противоправных проявлений не получает должной правовой оценки, сокрыты, так как они или не масштабны, или умело маскируются субъектами преступной деятельности.

Рис. № 1«Коррупционная статистика России» [11].

 

Российское издание «Коммерсант» собрало данные о коррупции в РФ и представило их в виде инфографики, указанной выше, по которой легко понять, насколько значительные масштабы теперь представляет это явление [11].

При анализе представленных данных можно увидеть, что количество преступлений по данному направлению растёт, причём представленная информация свидетельствует в большей степени о позитивном характере уголовной статистики.
Следует отметить скачок значений в таблице «ущерб по обвинительному заключению» с отметки 38,3 млрд руб. до 111,3 всего за один год. За последние пять лет число направленных в суды уголовных дел коррупционной направленности выросло в 1,5 раза, а нанесенный коррупционерами ущерб в пять раз. Средний размер взятки в России, по данным МВД, также увеличился пятикратно — с 61 тыс. руб. в 2010 году до 328 тыс. руб. в 2016-м [12].

 

Рис. 2 «Коррупционная статистика России» [11].

 

Возникает естественный вопрос: почему борьба с коррупцией должна быть одним из приоритетных направлений работы правоохранительных органов, поддержат ли граждане такую инициативу?

Глубоко убеждён, что поддержат.

Приведенные выше цифры говорят сами за себя: граждане уверены в коррумпированности основных государственных институтов, предназначенных для охраны и реализации их прав. Сейчас каждый второй житель России независимо от возраста (от 14 до 99+ лет) так или иначе интересуется политической ситуацией в стране и это является показателем не просто высокой активности. Истинная причина этого – неудовлетворённость населения своим положением и отсутствием стабильности, уверенности в завтрашнем дне.

Социологические опросы показывают, что около 76% населения дают самые низкие оценки решению проблем борьбы с коррупцией, при этом, около 61% респондентов непосредственно сталкивались с фактами коррупции [13].

Коррупция, безусловно, является одной из наиболее обсуждаемых тем, новости о которой появляются в различных источниках (социальные сети, Интернет, телевидение, газеты и т.д.), причём зачастую говорится не о конкретно совершенном и выявленном преступлении, а об отдельных лицах, которые распоряжаются имуществом и предметами роскоши, которых у них не может быть никак, в соответствии с их регламентированным уровнем дохода (цена собственности выше уровня дохода обычно в 10-20 раз, если не больше). Эти лица даже не могут адекватно объяснить: откуда у них в распоряжении такой объем дорогостоящего имущества. Изложенное вызывает негативный резонанс среди основных групп населения страны.

Часто коррупция выражается не только в обладании отдельными лицами значительным объёмом имущества, но и в конкретной целенаправленной деятельности сотрудников различных правоохранительных органов, представителей судебного сообщества.

Большинство населения, к несчастью, не верят в правосудие на данный момент. Если лицу предъявлено обвинение, то можно считать, что оно уже за решёткой, так как процент оправдательных приговоров крайне низок.

В 2016 году Институт проблем правоприменения опубликовал доклад по итогам исследования о работе судебной системы в уголовном судопроизводстве. По представленным данным доля оправданных не превышает 0,3 %. А в случае рассмотрения дела судом присяжных эта цифра доходит до 13% [14].

Причём рядовые граждане вынуждены отсиживать весь срок, который может быть значительно больше, чем предполагается, исходя из обстоятельств дела, а заядлые коррупционеры, занимающиеся этим «ремеслом», получают просто смешные наказания, либо досрочно освобождаются, не отбыв и ¼ всего срока.

Так в 2012 г. стала печально известной руководителя департамента имущественных отношений ГК «Оборонсервис» Евгения Васильева. Используя различные коррупционные схемы с недвижимостью и акциями гос. корпорации, она нанесла ей ущерб в размере 600 млн. рублей. В 2015 г. Васильева получила 5 лет тюремного заключения, но через 2 месяца вышла по УДО, так как «долго просидела под домашним арестом до этого» [15].

А экс-глава Минатома и два его соучастника, о которых речь шла немного ранее, из 5,5 лет колонии строгого режима отбыли только несколько месяцев наказания, после чего срок был заменён на условный.

Всё это происходит явно не по случайности, из чего можно сделать вывод, что коррупция пронизывает большинство государственных и бизнес структур, чему есть множество реальных примеров.

Я считаю, что именно прокуратура должна быть главным правоохранительным органом, который и сам ведёт борьбу с коррупцией, и осуществляет надзор за деятельностью других органов по этому направлению. В законодательстве указано, что одной из функций прокуратуры является осуществление координационных полномочий.

 «1. Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов таможенной службы и других правоохранительных органов» [16].

Более того, у прокуратуры уже существует исключительно широкий спектр полномочий по данному направлению и включает в себя такие функции, как:

-выявление коррупционных проявлений и проведение по ним соответствующих проверок;

-надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности по делам коррупционной направленности;

-осуществление надзора за соблюдением уголовно-процессуального законодательства в ходе расследования уголовных дел о фактах коррупции;

-поддержание государственного обвинения в стадии судебного производства по уголовным делам о фактах коррупции;

-участие в международном сотрудничестве с антикоррупционными и иными структурами других стран;

-мониторинг и анализ исполнения законодательства о борьбе с коррупцией и выработка предложений по его совершенствованию [17].

Существующий вариант совмещения широких надзорных полномочий органов прокуратуры РФ и органов, располагающих оперативно-розыскным ресурсом, прежде всего ФСБ России, позволяет создать необходимый потенциал для развития антикоррупционной деятельности на новом организационно-технологическом уровне.

Достаточно эффективной мерой, на мой взгляд, будет привлечение независимых экспертов, научных объединений, которые изучают коррупцию, для выявления признаков этой преступной деятельности по различным направлениям. Это может существенно облегчить работу правоохранительных органов, так как на нынешний момент потенциал таких лиц и объединений используется недостаточно, а в условиях современных реалий, когда ресурсов государства и так не хватает для противодействия преступлениям.

Развивая идею особых полномочий прокуратуры, я считаю, что прокуратуре должны быть возвращены полномочия по производству следствия по делам особой важности без привлечения Следственного комитета.

Не является секретом то, что прокуратура и Следственный комитет имеют определённые сложности во взаимодействии, вызванные разными причинами, что значительно осложняет осуществление правосудия по итогу.

Не вдаваясь в подробности и анализ существующего недостаточно эффективного взаимодействия между прокуратурой и Следственным комитетом, хочу развить идею о наделении прокуроров дополнительными полномочиями.

Прокуратуре для расследования должны передаваться дела только категории «особой важности» (определение важности дела целесообразно закрепить в правовой форме с конкретными формулировками и обстоятельствами) причём в ограниченном количестве, преимущественно в соответствии с территориальным делением. Подобные дела предоставлять на рассмотрение вышестоящим прокурорам, с проверкой правомерности ведения следствия.

Учитывая факт наличия коррупционной деятельности в той или иной мере во всех правоохранительных органах, необходимо ввести новую систему, которая позволит создать взаимный контроль между правоохранительными органами, чтобы заменить «круговую поруку» на персональную ответственность [18].

Конечно, такую систему необходимо внедрять аккуратно, учитывая все недочёты и несовершенства, однако претворение подобной концепции в реальность может значительно снизить коррупционные проявления в правоохранительной системе, а вследствие этого увеличится эффективность борьбы с этим явлением по экспоненте.

Необходимо отметить, что действительно положительный результат в сфере противодействия коррупции может быть достигнут только если правоохранительные органы будут оказывать содействие друг другу и функционировать в соответствии с существующим законодательством, а не препятствовать совместной работе, необоснованно деструктивно конкурировать, что иногда происходит в нынешнее время.

Существуют и иные варианты повышения эффективности борьбы с коррупцией:

Во–первых, привлечение граждан к участию в различных антикоррупционных мероприятиях. Это может иметь самые разные формы, такие как:

— доведение до правоохранительных органов сведений о совершении коррупционных действий отдельными лицами;

— более широкое применение института присяжных по отдельным делам в целях исключения неправосудных приговоров, использования судов в целях расправы по сфальсифицированным делам.

Во–вторых, сделать акцент на практике противодействия коррупции, а не на абстрактной теории. Это достаточно очевидный момент, однако этому уделяется недостаточно внимания. На данный момент существует огромная теоретико-правовая база для осуществления противодействия коррупции, но опираться исключительно на нормативно-правовые акты и научные работы невозможно. Необходимо ввести нормативное закрепление практики, которое также будет использоваться и при подготовке должностных лиц, и непосредственно при реализации их функций. Практика является неоценимым опытом, который должен преумножаться, а не растворяться во времени с исчезновением профессионалов. Я считаю, что не всегда теоретические положения могут отразить всю специфику деятельности правоохранительных органов и целесообразно (при их возможном реформировании) опираться именно на практику, причём с заимствованием зарубежного опыта борьбы с коррупцией у стран с наименьшим показателем этого криминального явления.

В–третьих, использование инновационных методов при осуществлении противодействия коррупционерам. Общеизвестный факт, что с развитием прогресса появляется огромное количество новых видов махинаций и ухищрений, которые позволяют так или иначе преступать закон, либо вообще не могут быть обнаружены без наличия определённой информации у правоохранительных органов, антикоррупционных подразделений в организациях. Таким образом, должностные лица могут обращаться к специалистам различных областей (психология, социология, программирование, биржевая торговля), перечень которых не ограничен, чтобы консультироваться по интересующим их вопросам.

В–четвёртых, необходимость воспитания нового поколения в духе патриотизма и сознательности, неприятия коррупционных проявлений. Конституция Российской Федерации закрепляет отсутствие единой идеологии:

«1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

  1. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» [19].

Это, по мнению многих, является признаком демократичности государства и его прогрессивности. Я считаю, что это глубокое заблуждение, так как отсутствие идеологии способствует разложению народа, созданию чувства отчуждённости у каждого отдельно взятого гражданина, так как нет сплачивающего фактора, единой цели, которая бы объединяла массы и порождала патриотизм.

Идеология может не быть обязательной, но её наличие необходимо. Сейчас каждый чувствует определённую враждебность от чужих, незнакомых ему людей, так как понимает, что их не связывает абсолютно ничего. Сознание единой цели способно сплачивать народ, как ничто другое, а отсюда – меньше желания извлечения выгоды лично для себя (один из основных мотивов коррупционной деятельности). Введение даже неофициальной, но определенным образам признаваемой в качестве значимой, идеологии может оказать позитивное влияние на весь народ Российской Федерации. Актуальным, на мой взгляд, может стать проведение специальных занятий с учениками и студентами. Можно приглашать психологов на беседы и интерактивные занятия с молодёжью для установления в сознании последних идеи о правильности правомерного поведения, с акцентированием внимания на преступности коррупции и необходимости противодействия ей. Так, будет осуществляться профилактическое воздействие на «юные умы», в том числе и на потенциальных преступников, которые возможно и не свернут на криминальный путь в результате применения подобных мер.

В условиях бескомпромиссной борьбы с коррупцией ключевое значение приобретает организация идейно-воспитательной работы в коллективах правоохранительных органов и ВУЗах, готовящих будущих юристов. Однако в условиях падения прежней идеологической парадигмы «старые» идеалы разрушены, новые не созданы [20].

Список не ограничивается этими методами и может увеличиваться при необходимости, однако в первую очередь необходима их реализация на практике (хотя бы на отдельных примерах), нежели развитие исключительно теоретической части.

В заключение следует подытожить выше обозначенные моменты и выделить главные мысли.

  1. Приоритетность борьбы с коррупцией.

Это явление способно в течение долгого времени наносить не особо заметный вред, который по итогу аккумулируется в таких огромных масштабах, что последствия уже необратимы. Причём это негативное влияние оказывается на все сферы общества, в той или иной степени.

  1. Необходимость решения общими силами с выделением особых полномочий прокуратуры.

Для снижения уровня коррупции требуется совместная отдача всех полномочных правоохранительных органов, институтов гражданского общества и власти. Проблемы таких масштабов нужно решать исключительно в совокупности, ведь при отсутствии одного из важнейших элементов противодействия результат деятельности будет минимален. Прокуратура, в качестве координирующего органа, будет способствовать повышению эффективности этой борьбы.

3.Воспитание нового поколения.

Как было указано ранее, борьба с коррупцией должна быть направлена в первую очередь не на ликвидацию последствий, а на предотвращение их наступлений. Наиболее эффективным способом для достижения поставленной цели будет воспитание молодого поколения с заложением в них соответствующих человеческих качеств.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

  1. Словарь иностранных слов. Сост. С.М. Локшина, М.: Изд-во: «Русский язык». 1997 С. 146.
  2. Воронцов С.А., Понеделков А.В. Противодействие коррупции на государственной и муниципальной службе. Ростов-на-Дону, 2015. С. 9.
  3. Воронцов С.А., Понеделков А.В., Усманов Р.Х. Роль и влияние административно-политических элит в процессе обеспечения национальной безопасности на Юге России // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. № 2 (39). С 234-244.
  4. Интервью «Российской газете» главы Следственного комитета России А. Бастрыкина. [Электронный ресурс] // РИА Новости. URL:  https://ria.ru/society/20171207/1510451728.html (дата обращения: 31.12.17)
  5. Воронцов С.А., Понеделков А.В., Зырянов С.Г. Индикаторы коррупционной деятельности в системе государственной власти и местного самоуправления РФ // Социум и власть. 2017. № 1 (63). С. 30-37.
  6. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 28.12.2017) «О противодействии коррупции».
  7. Воронцов С.А., Ляхов В.П. О дисциплинарной, административной и гражданско-правовой ответственности государственных и муниципальных служащих за коррупционные правонарушения // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015.№ 4 (59). С. 54-61.
  8. Путин о коррупции чиновников: будем с корнем вырывать эту заразу. [Электронный ресурс] // РИА Новости. URL: https://ria.ru/politics/20131114/976920692.html (дата обращения: 30.12.17)
  9. Александра Козлова «Самые громкие коррупционные скандалы в России» [Электронный ресурс] // «Комсомольская Правда» URL: https://www.rostov.kp.ru/daily/26606/3623503/ (дата обращения: 31.12.17)
  10. Александра Козлова «Самые громкие коррупционные скандалы в России» [Электронный ресурс] // «Комсомольская Правда» URL: https://www.rostov.kp.ru/daily/26606/3623503/ (дата обращения: 31.12.17)
  11. Ольга Шкуренко, Евгений Козичев, Михаил Малаев. Коррупция в графическом измерении: «Общая картина российской коррупционной реальности в таблицах и графиках». [Электронный ресурс] // «Коммерсант» URL: https://www.kommersant.ru/doc/3255830 (дата обращения: 31.12.17)
  12. Статистика и аналитика: Состояние преступности. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/209636/ (дата обращения: 31.12.17)
  13. Воронцов С.А., Понеделков А.В. О совершенствовании государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности // Власть. 2016. № 2. С. 126-132.
  14. Александра Козлова «Самые громкие коррупционные скандалы в России» [Электронный ресурс] // «Комсомольская Правда» URL: https://www.rostov.kp.ru/daily/26606/3623503/ (дата обращения: 31.12.17)
  15. Александра Козлова «Самые громкие коррупционные скандалы в России» [Электронный ресурс] // «Комсомольская Правда» URL: https://www.rostov.kp.ru/daily/26606/3623503/ (дата обращения: 31.12.17)
  16. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 29.07.2017) «О прокуратуре Российской Федерации» статья 8.
  17. Приказ Генерального прокурора РФ от 29 августа 2014 г. n 454 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции».
  18. Воронцов С.А. Об использовании в противодействии коррупции в России основных принципов зарубежных антикоррупционных технологий, показавших высокую эффективность // Юристъ — Правоведъ. 2011.№ 1. С. 88-94.
  19. Конституции Российской Федерации. Ст. 13.
  20. Воронцов С.А. О факторах, снижающих эффективность оперативно-розыскного противодействия коррупции // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2014.№ 6 (49). С. 110-114.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *