НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА НАРУШЕНИЯ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ

В статье рассматриваются некоторые вопросы, связанные с одним из элементов уголовно-правовой характеристики преступлений – определением размера нарушения авторских и смежных прав. Существенным критерием при квалификации данного деяния является категория «крупный ущерб». По мнению автора необходимо внести законодательные изменения по исчислению крупного ущерба по делам о присвоении авторства (плагиате) либо разработать единые критерии по определению размера крупного ущерба. Также автором анализируются иные проблемы при определении крупного и особо крупного размера в следственной и судебной практике при квалификации преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ.

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА НАРУШЕНИЯ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ

УДК 343.2/.7; 343.3/.7

Курбатов Евгений Викторович,

Московская академия Следственного комитета Российской Федерации

Магистрант факультета магистерской подготовки

г. Москва, Россия

Е-mail: bukkasof@yandex.ru

SOME PROBLEMS OF DETERMINING VIOLATIONS OF COPYRIGHT AND RELATED RIGHTS

Kurbatov Evgeny Victorovich,

the student of 1 course

faculty of master’s training

Moscow Academy of the Investigative Committee of the Russian Federation,

Moscow, Russia

E-mail: bukkasof@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

В статье рассматриваются некоторые вопросы, связанные с одним из элементов уголовно-правовой характеристики преступлений – определением размера нарушения авторских и смежных прав. Существенным критерием при квалификации данного деяния является категория «крупный ущерб». По мнению автора необходимо внести законодательные изменения по исчислению крупного ущерба по делам о присвоении авторства (плагиате) либо разработать единые критерии по определению размера крупного ущерба. Также автором анализируются иные проблемы при определении крупного и особо крупного размера в следственной и судебной практике при квалификации преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ.

АBSTRACT:

The article deals with issues related to one of the elements of the criminal law characteristics of crimes-the definition of the size of violations of copyright and related rights. A significant criterion in the qualification of the act is the category of»major injury». According to the author, it is necessary to make legislative changes in the calculation of major damage in cases of attribution of authorship (plagiarism) or to develop common criteria for determining the amount of major damage. The author also analyzes other problems in determining a large and particularly large size in investigative and judicial practice in the qualification of crimes under part 2 and part 3 of article 146 of the criminal code.

Ключевые слова: авторские и смежные права, крупный ущерб, квалификация деяния, убытки, уголовная ответственность, административная ответственность, плагиат.

Keywords: copyright and related rights, major damage, qualification of the act, losses, criminal liability, administrative liability, plagiarism.

В следственной практике существуют некоторые проблемы с определением размера нарушения авторских и смежных прав при квалификации деяний. Прежде всего это касается определения размера крупного ущерба в стоимостном выражении, указанного в диспозиции ч.1 ст.146 УК РФ. Об этом свидетельствует и тот факт, что с момента начала действия статьи о нарушении авторских и смежных прав судами не было рассмотрено ни одного дела по ч.1 ст. 146 УК РФ [1]. Это можно объяснить тем, что отсутствуют единые критерии определения крупного ущерба, не установлены минимальные границы его исчисления, не выработана методика его определения. Также отсутствует какой-либо общий подход по вопросу крупного ущерба и в юридической литературе. Анализируя диспозиции ч.2 и ч.3 ст.146УК РФ, можно отметить, что такие категории как «крупный размер» и «особо крупный размер» являются признаками общественно опасного деяния. Существуют проблемы применения вышеуказанных категорий при квалификации преступлений против авторских и смежных прав.

В п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указано: учитывая, что применительно к части 1 статьи 146 и статье 147 УК РФ ущерб, который может быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлении должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела (например, из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации)[2]. Соответственно, данный признак является оценочным. Законодатель оставляет разрешение данного процессуального вопроса, который входит в предмет доказывания по уголовному делу на личное усмотрение правоприменителя: судьи, следователя. Поскольку не установлен размер крупного ущерба и пути его определения, то у следователя возникает широкий простор для действия, исходя из личных представлений и убеждений либо иной заинтересованности по данному уголовному делу: прекратить производство за отсутствием состава преступления или направить дело в суд. Судья же по поступившим материалам уголовного дела будет также обладать своей субъективной позицией, исходя не из установлений законодательства (ввиду отсутствия каких-либо точных критериев), а основываясь но собственном правосознании, опыте работе, моральных принципах либо иных подобных факторов.

Необходимо отметить, что в таком случае любое решение принятое судом можно считать обоснованным и верным, поскольку оно не будет противоречить ни диспозиции ч.1 ст.146 УК РФ, ни Постановлению Пленума Верховного Суда РФ в том виде, в котором они существуют сейчас.

При квалификации деяния, предусмотренного ч.1 ст.146 УК РФ необходимо разобраться, что же понимается под понятием «ущерб»? Исходя из ч.2 ст.15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)[3]. Соответственно понятие «убытки» шире понятие «ущерб». То есть, понятие «убытки» состоит из двух базовых элементов: реальный ущерб и упущенная выгода. Реальный ущерб охватывает не только фактическую утрату или повреждение имущества, а также расходы, которые уже произведены или будут произведены в связи с событием, причинившим вред. Второй элемент – упущенная выгода – включает в себя неполучение или недополучение ожидаемой прибыли, которую лицо могло бы получить при нормальных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Из диспозиции же ч.1 ст.146 УК РФ вытекает единое понятие «ущерб», которое включает в себя и «реальный ущерб» и «упущенную выгоду» в их стоимостном выражении. Ущерб, причиненный в крупном размере, может быть имущественным или моральным. Анализ судебной практики по уголовным и административным делам в сфере авторских и смежных прав свидетельствует о том, что на сегодняшний день отсутствует какая-либо система или методика расчета морального вреда, не определены его принципы, прямой имущественный ущерб автор либо иной правообладатель продукта интеллектуальной деятельности несет достаточно редко. Во большинстве случаев (78 %) расчет ведется из размера упущенной выгоды, а именно исходя из той прибыли, которая получена при незаконном использовании «заимствованного» произведения. Однако вменение в сумму реального ущерба по уголовному делу размера возможной к получению (упущенной) выгоды противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, требующего конкретизации как действий, которыми причинен вред, так и реально наступивших последствий [4, с.57].

Эти обстоятельства необходимо знать и учитывать следователю при квалификации преступления, судье при разрешении дела, учитывая, что существует еще и административная ответственность за нарушение авторских и смежных прав. В законе грань между уголовной и административной ответственностью не конкретизирована, что вносит определенные трудности в квалификацию деяния как преступления.

Если деяниями виновного, которые формально подпадают под действие части 1 статьи 146 УК РФ причинен ущерб, не превышающий пределы крупного размера, либо если они совершены в размере, не превышающем пределы крупного (части 2 и 3 статьи 146 УК РФ), содеянное может повлечь за собой гражданско-правовую или административную ответственность.

Подводя итог вышесказанному можно отметить, что уголовно-правовая норма о присвоении авторства (плагиате), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю является неэффективной. Все дела, подпадающие под действие ч.1 ст.146 УК РФ разрешаются в рамках административной либо гражданско-правовой ответственности. Пленум Верховного Суда РФ не вносит ясности для решения данного вопроса, а лишь размывает грань между уголовно-правовой и гражданско-правовой защитой авторских и смежных прав. Для того, чтобы данная норма стала по-настоящему действенной, думается, необходимо конкретизировать на законодательном уровне размер или границы исчисления крупного ущерба по делам о присвоении авторства (плагиате), либо разработать единые критерии, механизм, методику по определению размера крупного ущерба.

При определении крупного и особо крупного размера в следственной и судебной практике при квалификации преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ, также возникают некоторые проблемы.

При рассмотрении уголовных дел суды в большинстве случаев в своих решениях верно устанавливают признаки «крупный размер» и «особо крупный размер» как критерии объективной стороны деяния, отражающие характеристики стоимости предмета преступного посягательства, и поэтому не устанавливают характер и размер вреда, который причиняется автору или иному правообладателю (реальный ущерб либо упущенная выгода).

Показательным является постановление Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга, который, рассмотрев в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката М. на приговор мирового судьи, которым гражданин Г. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, к наказанию в виде штрафа в размере пятидесяти тысяч рублей. В своем постановлении суд указал: состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, является формальным, следовательно, установления факта причинения ущерба, а также его размера не требуется[5, с.68].

На практике встречается и противоположная ситуация, когда суды в приговорах указывают на характер и размер вреда, причиненного автору или иному правообладателю.

Например, приговором мирового судьи судебного участка г. Тюмени от 1 июня 2005 г. по уголовному делу по обвинению гражданина А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, установлено, что в результате преступных действий гражданина А. правообладатель лицензионного программного продукта компании Microsoft недополучил доход в сумме 56 855 р. 48 к. Также, правообладателю причинен ущерб в виде уменьшения потребительского спроса на лицензионное программное обеспечение, появления на рынке некачественных «пиратских» экземпляров программ, установления демпинговых цен и затруднения контроля за ценовой политикой, что влечет подрыв деловой репутации компании Microsoft на российском рынке [5, с.68].

Законодатель в примечании к ст. 146 УК РФ не указывает на то, какую именно стоимость продуктов интеллектуальной деятельности следует учитывать при определении крупного и особо крупного размера: розничную, оптовую или себестоимость. Верховный Суд Российской Федерации предлагает, устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям [2]. Для верного установления стоимости продуктов интеллектуальной деятельности необходимо определить точные характеристики контрафактных экземпляров, сферу предназначения данного продукта, его конкретный вид, тип, стоимость и иные сопутствующие признаки.

Также обязательно стоит учитывать различные системы скидок и специальных предложений для некоторых категорий покупателей, которые устанавливаются автором либо иным правообладателем при реализации продуктов интеллектуальной собственности. Представляется, что в таких ситуациях при квалификации преступлений, совершенных в крупном или особо крупном размере целесообразно учитывать данные скидки и специальные предложения и формировать стоимость продуктов интеллектуальной деятельности уже после их применения. При необходимости стоимость контрафактных продуктов авторских или смежных прав, а также стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы (например, в случаях, когда их стоимость еще не определена правообладателем) [2].

Одним из самых резонансных и интересных с практической точки зрения в области охраны авторских и смежных прав на программное обеспечение является дело директора средней школы Александра Поносова. При слушании уголовного дела в отношении Поносова А.М. суд пришел к выводу, что последний, находясь в должности директора муниципального общеобразовательного учреждения, вопреки воле правообладателя, без заключения с ним лицензионного договора, использовал при осуществлении деятельности учебного заведения программное обеспечение — версии операционной системы Windows, авторские права на которые принадлежат корпорации «Мicrosoft»., т.е. незаконно использовал объекты авторского права, чем причинил компании Microsoft ущерб в размере 202 686 руб. 87 коп., который является крупным. Представитель потерпевшей стороны указал, что понесенный ущерб составляет 254 035 руб. 31 коп. на момент изъятия жестких дисков, исходя из лицензионных аналогов с учетом курса доллара. В своих показаниях свидетель — директор фирмы-поставщика продуктов производителя – указала, что, ее компания является официальным партнером компании Microsoft, имеет с ней лицензионное соглашение, и при реализации программного обеспечения учебным учреждениям для учебных целей действует скидка в размере 80 %. Вывод суда о неприменимости этой скидки при расчете причиненного ущерба на том основании, что она применяется при «легальном распространении» продукции «Мicrosoft», является неправильным и сделан без учета того, что суд при исчислении суммы ущерба принял за основу расчеты представителя потерпевшей стороны, определявшего ущерб как понесенные корпорацией убытки в виде неполученных доходов от правомерного распространения продуктов программного обеспечения.

Таким образом, Суд признал Поносова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 146 УК РФ, и приговорил директора школы к штрафу в размере 5 тыс. руб. Позже гражданин Поносов А.М. обжаловал приговор в вышестоящую судебную инстанцию, указав на то, что суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетеля о применении скидки в размере 80 % образовательным учреждениям. При применении этой скидки сумма причиненного ущерба составила 40 537 руб. Президиум Пермского краевого суда согласился с доводами осужденного и удовлетворил надзорную жалобу Поносова. Уголовное дело было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, с указанием на неправильное определение крупного размера совершенного деяния — отсутствует обязательный признак преступления (незаконного использования объектов авторского права), а именно совершение его в крупном размере [6].

Трудность при квалификации деяний по ч.2 и ч.3 ст.146 УК РФ вызывает исчисление суммы ущерба, когда на одном информационном носителе записано несколько объектов авторских или смежных прав. Так, по уголовному делу в отношении гражданина К. суд первой инстанции определил крупный размер ущерба с учетом стоимости права автора на каждый объект авторского права, размещенный на диске (1 734 933 руб. за реализацию 52 контрафактных дисков с 84 произведениями и 62 428 руб. за реализацию 29 контрафактных дисков с 44 произведениями). Президиум Московского городского суда, который рассматривал надзорную жалобу гражданина К., указал, что сумма ущерба рассчитана неправильно. Исчисление крупного размера необходимо производить исходя из стоимости одного лицензионного диска, который содержит одно произведение, то есть путем умножения общего количества произведений на дисках на стоимость одного лицензионного диска, содержащего одно произведение (сумма ущерба от реализации 52 контрафактных дисков с 84 произведениями составляет 21 тыс. руб. исходя из лицензионной стоимости одного диска в 250 руб., а от реализации 29 контрафактных дисков с 44 произведениями другого правообладателя -8 228 руб., исходя из стоимости одного лицензионного диска в 187 руб.). Общий размер причиненного ущерба в 29 228 руб. не является крупным, поэтому гражданин К. был оправдан судом за отсутствием состава преступления [7]. Представляется, что такая позиция надзорной инстанции является вполне обоснованной, и расчет стоимости «пиратских» экземпляров был произведен на основе разъяснений Пленума Верховного Суда.

В заключение можно отметить, что при анализе диспозиций ст.146 УК РФ выявилось достаточно большое количество проблем практического характера. Трудности возникают из-за различного толкования одних и тех же правовых предписаний разными субъектами правоприменения, что может привести к неправомерному обвинению или осуждению. Законодателю необходимо сформулировать четкие как качественные, так и количественные показатели для определения такой категории как «крупный ущерб».

При квалификации деяний, совершенных в крупном размере или особо крупном размере, правоприменителю следует внимательнее относится к исчислению стоимости продуктов интеллектуальной деятельности, чтобы исключить нарушение прав как потерпевших, так и обвиняемых. В этом аспекте законодатель, а также Верховный Суд Российской Федерации дают более четкое представление о количественных и качественных критериях, указанных в диспозициях ч.2 и ч.3 ст.146 УК РФ.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Интернет портал. URL: https://rospravosudie.com/act-146+ч.1-q/section-acts/ (дата обращения 17.02.2018).
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15 ( в ред. от 19.06.2006 г.) «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Жаворонков В.А. Установление крупного ущерба при расследовании плагиата // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. №1 (32) . С. 56-60.
  5. Фирсов М.Л. Отдельные проблемы определения размера нарушения авторских и смежных прав // КриминалистЪ. 2012. №2(11) . С. 67-71.
  6. Постановление президиума Пермского краевого суда от 19 декабря 2008 г. по делу № 44-у-6093. Интернет портал. URL:http://www.lawmix.ru/perm-sydu/2220 (дата обращения: 17.02.2018).
  7. Интернет портал. URL:http://www.alppp.ru/court/20-apelljacionnyj-sud/12-2009/postanovlenie-prezidiuma-moskovskogo-gorodskogo-suda-ot-25-12-2009-po-delu—44u-42109.html (дата обращения: 17.02.2018).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *