О СПЕЦИФИКЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Статья посвящена анализу общественных проблем развития на современном этапе (под «современным этапом» рассматривается период страны с 1991 г.), которые наглядно проявились в отдельных сферах общественной жизни, что позволило выявить их производные последствия, порожденные совокупностью протекающих, на данном отрезке времени, экономических и социальных процессов в государстве, регионе, сознании людей.

О СПЕЦИФИКЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

УДК: 378.1

Павлова Светлана Алексеевна,

кандидат технических наук, доцент

Сибирский юридический институт МВД России

E-mail: pavlova.rfatlhf@yandex.ru

ABOUT THE SPECIFICITY OF MODERN TENDENCIES OF SOCIAL DEVELOPMENT: SOCIO-ECONOMIC ASPECTS

Pavlova Svetlana Alekseevna

of Federal State Public Educational Institution «Siberian Law Institute of Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

Krasnoyarsk, Russia

E-mail: pavlova.rfatlhf@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

Статья посвящена анализу общественных проблем развития на современном этапе (под «современным этапом» рассматривается период страны с 1991 г.), которые наглядно проявились в отдельных сферах общественной жизни, что позволило выявить их производные последствия, порожденные совокупностью протекающих, на данном отрезке времени, экономических и социальных процессов в государстве, регионе, сознании людей.

ANNOTATION:

The article is devoted to the analysis of social development problems at the present stage, which were visually manifested in certain spheres of public life, which allowed to reveal their derivative consequences generated by the aggregate of economic and social processes in the state, region and people’s minds at a given period of time.

Ключевые слова: производительные силы общества, новые институциональные единицы, отрицательный внешний эффект.

Key words: productive forces of society, new institutional units, negative external effect.

Процессы общественного развития, а также проблемы социального развития необходимо исследовать через призму проявления объективных общих и специфических социально-экономических законов, выявление которых из общей массы событий и фактов, помогает выделить закономерность, присущую тому или другому периоду исторического отрезка времени.

Общественные процессы развития, доминирующие на том или ином отрезке времени исследовались на следующих уровнях социального взаимодействия: макро-микро уровень, где исследуемая проблема общества соотносится с данной проблемой на уровне отдельных индивидов; микро-микро уровень, где поведение одного субъекта порождает ответное поведение другого субъекта и микро-макро взаимодействие и взаимозависимость, т. е. взаимовлияние поведения индивидов и общества друг на друга [1].

Попытаемся осмыслить формирование современных общественных проблем, используя исторический опыт развития общественных отношений и общества в целом [2].

Основатель позитивной философии О. Конт, опираясь на работы Монтескье «Дух законов» и Кондорсе «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума», формулирует вывод о том, что изменения общества неминуемы под давлением прогресса разума человека.

Согласно классовой теории, сформулированной К. Марксом, в основе социально-экономических изменений в жизни любого общества лежит процесс изменения его производительных сил. Их развитие и рост означает общественный прогресс и наоборот.

Безусловно, в совокупной структуре производительных сил общества важная роль принадлежит как рабочей силе (трудоспособному населению), так и разным видам средств производства, на качество которых непосредственное влияние оказывает развитие и внедрение научно-технических разработок. Однако средства производства в этой взаимозависимости, надо признать, играют все же второстепенную роль. «Машина, которая не служит в процессе труда, бесполезна. Кроме того, она подвергается разрушительному действию естественного обмена веществ. Железо ржавеет, дерево гниет… Живой труд должен охватить все эти вещи, воскресить их из мертвых, превратить их из только возможных в действительные и действующие потребительные стоимости» [3].

Трудоспособное население страны является главной составляющей производительных сил общества на всех этапах его исторического развития.

Производительность рабочей силы зависит от социокультурных, технологических и политических факторов, влияние которых проявляется возрастающей или убывающей отдачей факторов производства, в том числе рабочей силы (что проявляется в социальном плане как общественный прогресс или регресс).

Общественные изменения, толчком к которым выступают ряд внешних и внутренних по отношению к существующей социально-экономической системе факторов, сопровождаются появлением и становлением новых общественных институтов.

Важным методологическим положением при изучении вопросов формирования тех или иных социальных институтов, высказанным еще Спенсером, является необходимость двойственного подхода к институциональным образованиям. С одной стороны, понимание характера эволюционного этапа развития института, с другой, выявление его функций на данной стадии развития.

Для современного общества, по мнению английского социолога А. Гидденса [4], характерны следующие особенности: это – крайний динамизм социальных изменений, способствующий резким изменениям поведения людей. Это – глобализм, порождающий единство происходящих социальных и информационных процессов практически во всех странах. Это – особая внутренняя природа современных институтов. Как отмечает социолог, появились социальные формы, которые ранее вообще не существовали [5]. К вышесказанному можно добавить появление доминирующих общественных институтов, результатом функционирования которых является продуцирование отрицательных внешних эффектов (экстерналий). Как показывает исторический опыт, их активное формирование идет в годы глубоких (революционных) трансформационных изменений в социально-экономической системе, и функциональной особенностью новых институциональных единиц является то, что они не способствуют «поглощению» социально-экономических проблем, порожденных трансформационными изменениями, а, наоборот, делают доминантными отрицательные экстерналии нового общества, меняя в ту же сторону как качество самого общества, так и поведение, а, следовательно, и качество жизни его граждан. Эти новые институциональные единицы можно обозначить как антиэкологичные, т. к. результатом их деятельности являются ухудшения (в некоторых случаях, даже истребление) природы, общества и сознания человека. К таким неоинституциональным единицам, возникшим в связи с переходом национального экономического пространства к глобальным коммуникациям (де факте — без границ) относится не только сама теневая экономика, как часть секторальной структуры экономической жизни как отдельной страны, так и практически всех стран мира, но и ее конкретные составляющие, например, экономика наркобизнеса, экономика фальсификатов (фальсифицированные лекарства, алкоголь, технологические подделки) и др.

Новые реалии привели и к деструкции трудовых ресурсов, когда после полной занятости в годы командной экономики на официальных предприятиях, большая часть трудоспособного населения оказалась в разряде экономически неактивных граждан, т. е. граждан, не способных найти себе работу по способностям и навыкам, что привело значительную часть трудоспособного населения в разряд отчаявшихся найти работу и, следовательно, выбывших из состава рабочей силы страны. Что способствовало становлению новых реалий?

В годы реформирования постсоветского пространства сформировался ряд противоречий, порожденных социально-экономической структурой трансформационного общества. Первое противоречие было обусловлено сменой форм собственности: при наличии множества собственников их полная недееспособность, обусловленная как отсутствием желания (умения), так и возможности распоряжаться ею.

Второе противоречие: огромный штат чиновников плановой экономики, привыкших «планировать» деятельность производственных предприятий от закупки сырья до поставки готовой продукции — с одной стороны, и их полная неспособность управлять ресурсами в условиях рыночной свободы – с другой. Около 40% трудоспособного населения страны в начале первого десятилетия ХХI века получали заработную плату уровня прожиточного минимума. [6]

Третье противоречие касается проблем управленческого характера. Проблема заключалась в огромном недостатке профессионалов по качественному управлению производством, финансами и персоналом.

Четвертое противоречие заключалось практически в полном отсутствии навыков самоуправления, способности принимать индивидуальные взвешенные рациональные решения в условиях неопределенности (хаотичности) во всех сферах жизни при объективном преобладании неограниченных потребностей.

Этому способствовала и специфика перехода к частной форме собственности, реализованная в стране. Каждый член трудового коллектива, став собственником (акционером) практически не изменил своего отношения к выполняемой работе. Слишком малой долей имущества, дающей экономическую власть, обладал индивид при неразвитом менталитете собственника. Таким образом, обладание собственностью в ее физической форме не смогло создать стимулы к эффективной работе.

По мере развития рыночного хозяйства в стране возникали и обострялись экономические, социальные проблемы, которые не решались самостоятельно только на базе частной собственности. Появилась потребность перестройки и создания новых рыночных общественных институтов, необходимых для продолжения воспроизводства в национальных масштабах в новых экономических условиях. Такие масштабные и революционные изменения экономической жизни страны привели к нарушению в денежном обращении, отраслевым и общехозяйственному кризисам, массовой безработице. К внутренним проблемам добавлялась, в том числе и проблема определения нового места страны в мировом пространстве.

Снижение роли и экономических функций государства как социального института в переходный период привело к становлению «дискриминационного (открытого внешней экономики) и криминального» хозяйственного механизма [7]. За годы реформ в России обозначился ряд сложных социальных проблем, имеющих комплексный негативный характер воздействия на общество: страх, нужда и преступность. Источниками, которых, по мнению Дж. Хопкинса Сэттера [8], явились уничтожение инфляцией сбережений граждан, «дикая» приватизация и криминализация практически всех областей хозяйственной жизни — отношений собственности, финансовой и банковской деятельности, производства, торговли и услуг, внешнеэкономических отношений.

Начиная с 90-х годов ушедшего века в обыденное явление по своей распространенности превратилась коррупция. Высокую скорость набрал процесс активного институционального становления и развития рынок нелегальных наркотиков, их субститутов и комплементов.

Процесс становления новых институциональных единиц сопровождается следующими общими признаками: [9]

  • выделение определенного круга субъектов, вступающих в процессе деятельности в отношения, приобретающие устойчивый характер;
  • определенная (более или менее формализованная) организация;
  • наличие специфических социальных норм и предписаний, регулирующих поведение людей в рамках социального института;
  • наличие социально значимых функций института, интегрирующих его в социальную систему и обеспечивающих его участие в процессе интеграции последней.

Эти признаки не являются строго закрепленными. Как правило, в формальных институтах они проявляются четко и в полном объеме, в неформальных и вновь создаваемых институтах – могут быть размыты.

В 90-ые годы ХХ века, Россия, открыв границы, а, следовательно, и внутренний рынок сбыта для иностранных производителей, практически в два раза сократила выпуск собственной продукции, в том числе необходимой для удовлетворения массового потребительского спроса. А, следовательно, практически в два раза уменьшилась и роль первичной для экономики и важнейшей в жизни общества главной стадии воспроизводственного процесса такой как «производство». Экономическая деятельность переместилась на рынок, в стадию «обмена» товарами и услугами, причем по некоторым товарным группам до 70 % произведенных иностранными предприятиями. Трудоспособное население, высвобожденное из стадии производства, переместилось частично на рынок – стадию обмена, часть в бюрократический сектор страны, а также в экономическое пространство, не регулируемое государством – теневую экономику. Расшатанные трансформационными изменениями правовые, социальные, экономические нормы способствовали развитию коррупционного поведения новых членов государственного аппарата, направленного на перераспределение доходов от использования ресурсной базы страны.

Смыслом экономических действий в рыночной системе хозяйствования является получение выгоды. Субъекты рыночной экономики, и, следовательно, общество в целом, смогут достичь своих целей (успеха) при наличии «правил игры» — правовых рамок. Связь «экономический интерес – право» является двусторонней и представляет собой две части целого, а именно, эффективный результат деятельности хозяйствующего субъекта возможен в рамках эффективных правовых норм.

Данные Федеральной службы государственной статистики свидетельствуют, что на протяжении длительного периода времени после начала перестроечных процессов в стране в начале нового века, деловую активность хозяйствующих субъектов ограничивали следующие факторы: высокий уровень налогов, недостаточный платежеспособный спрос, недостаток собственных финансовых средств (таблица 1).

Таблица 1

Оценка факторов, ограничивающих деловую активность организаций розничной торговли

(в процентах от общего числа организаций розничной торговли) [10]

  2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Высокий уровень налогов 76 70 72 63 52 52 49 46 45
Недостаточный платежеспособный спрос 65 62 59 58 57 54 51 47 42
Недостаток собственных финансовых средств 62 59 57 52 47 45 43 40 37
Высокая арендная плата 26 26 26 29 30 32 32 32 33
Высокие транспортные расходы 33 34 31 29 28 28 28 28 30
Высокий процент коммерческого кредита 20 20 20 21 21 21 24 22 22
Недостаточный ассортимент 15 14 13 13 13 14 12 12 10
Недостаток торговых, складских помещений 3 4 5 6 8 10 11 12 11

К окончанию первого десятилетия нового века усилились такие негативные в экономике страны и регионов тенденции как: высокая арендная плата, высокий процент коммерческого кредита, недостаток торговых, складских помещений.

В то же время среда свободного экономического пространства улучшилась, но незначительно. На протяжении всего исследуемого периода высоким оставался процент опрошенных руководителей, считающих платежеспособный спрос недостаточным.

Таким образом, область экономических интересов хозяйствующих субъектов, пересекается в область правовых норм, рамки которых должны соответствовать (и даже быть чуть шире) притязаниям экономических субъектов на личный и хозяйственный успех, совпадающие с позитивными ожиданиями для общества, в основе которых – высокая производительность труда занятого населения. В противном случае, если отсутствуют условия для реализации экономического интереса, субъекты экономических отношений выходят за рамки институциональных правовых норм в не правовую сферу, провоцируя, таким образом, дисфункцию официальных институтов и создание новых неоинституциональных норм и форм, противоречащих сложившимся правовым и общественным нормам и общественным институтам.

Как следствие – значительное увеличение количества конфликтов и нарушений «правил игры» между экономическими агентами. Противоправные действия между хозяйствующими субъектами в экономике России в последние десятилетия были спровоцированы главным образом неопределенностью и противоречиями в законодательстве.

Налицо институциональные противоречия – между институтом права (его нормативными рамками) и институтом экономики (возможность эффективной экономической деятельности производительных сил общества в условиях созданных правовых норм).

Ожидания только положительной отдачи от функционирования рыночного хозяйства оказались неисполнимы. Часть экономического пространства страны оказалась свободной от государственного регулирования, свободной от отечественного производства со свободной рабочей силой. Любые изменения требуют управления. Чем более сложен экономический механизм, тем квалифицированнее должно быть его регулирование как на макро- (национальное хозяйство), так и микроуровне (фирмы (предприятия)). Последствия развития экономики и общества в целом способствовали коренному развитию регрессивных процессов и становлению теневых институциональных единиц в обществе. Свободные ниши начали заполнятся более эффективными экономическими агентами (часть незанятого трудоспособного населения), действующими как правило вне правового поля.

На волнах экономического спада и депрессии 90-х гг. XX в., практически открытыми границами территории страны, неконтролируемым информационным полем, свободными рыночными нишами в экономическом пространстве в российском обществе начался процесс активного распространения незаконного оборота наркотиков, а затем и наркотизации населения. Только за период с 1985 г. по 1990 г. число стоящих на учете в медицинских учреждениях в связи со злоупотреблением наркотиками возросло в 3,5 раза и составило более пятидесяти тысяч человек. Процесс распространения НОН набрал такие обороты, что, несмотря на выход экономики страны в фазы оживления и подъема за два последующих десятилетия число наркозависимых, стоящих на учете, в том числе с заболеванием «наркомания», возросло в геометрической прогрессии и составляло к 2010 году более 547 тысяч человек, из них с диагнозом «наркомания» – свыше 350 тысяч чел. [11] По разным оценкам, в России на данный момент имеют опыт незаконного потребления наркотиков (незаконно употребляли их хотя бы раз в жизни) от 5 до 18 млн. человек.

Распространение незаконного оборота наркотиков и его последствий к началу нового века превратилось в главный вопрос национальной безопасности страны, противодействие наркоугрозе явилось одной из первостепенных задач общества и государства.

Таким образом, социально-экономические процессы, протекающие в стране за последние десятилетия, привели к формированию новых общественных угроз, носящих национальный и интернациональный характер.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Швери, Р. Теоретическая социология Джеймса Коулмена: аналитический обзор / Р. Швери // Социологический журнал. 1996. № 1-2. С. 62-81. URL: jour. isras.ru/ index.php /socjour /article /view/ 260; Коулмэн, Дж Фундаментальная социологическая теория. URL: public. iastate. edu/ ~carlos /607/ readings/coleman.pdf (дата обращения 12.04.2018).  

2. Павлова, С.А. Экономико-правовые регуляторы борьбы с преступностью (на примере Красноярского края) / С.А. Павлова, Н.А. Логачева //Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. мат. XIV междун. науч. конф.: в 2 ч.. Красноярск: СибЮИ МВД России, 2011. Ч.1. С.259–263.

3. Маркс, К. Капитал Т.1, стр. 190. цит. из источника: Политическая экономия : учебник., М.: Госполитиздат, 1962. С. 9.

4. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь мир, 2004. (цит. по Кравченко С.А.) см. ниже

5. Кравченко С.А. Модерн и постмодерн: «старое» и новое видение / С.А. Кравченко // Социологические исследования. № 9. 2007. C. 24–34. URL: ecsocman. hse.ru/data /499/936/ 1223/ Kravchenko_4.pdf (дата обращения 10.02.2018).  

6. Россия в цифрах. 2017: Крат.стат.сб. / Росстат- M., 2017 С. 128–129.

7. Экономика предпринимательства: курс лекций. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001.

8. Социология: Учебник для вузов / В.Н. Лавриненко, Н.А. Нартов, О.А. Шабанова. Г.С. Лукашева. М., 2001.

9. Комаров, М.С. О понятии социального института / М.С. Комаров // Введение в социологию. М., 1994. (цит. по Социология: Учебник для юридических вузов. – СПб., 2001.)

10. Россия в цифрах — 2009 г.Copyright © Федеральная служба государственной статистики

11. Федоров А.В. Наркокриминология как одно из направлений криминологии: учебное пособие / А.В. Федоров // СПС КонсультантПлюс.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *