ГРАЖДАНСКАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ОСУЖДЁННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

Современность проблемы объясняется тем, что гражданско-правовой статус осужденных регламентируется нормами различных отраслей законодательства – уголовного, уголовно-исполнительного, гражданского, при этом отсутствует статистика по совершению юридически значимых действий осужденными. Данные факторы делают определение правового положения осужденных (с учетом особенностей правоспособности) сложной задачей. Так как правоспособность тесным образом связана с дееспособностью, при рассмотрении первой категории необходимо обратиться и ко второй. Эти юридические свойства определяют самостоятельное участие человека в гражданском обороте.

ГРАЖДАНСКАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ОСУЖДЁННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

УДК 347.155

Балог Наталья Андреевна

Магистрант

Сибирский федеральный университет

Красноярск, Россия

balogadvokat@gmail.com

Левичев Дмитрий Сергеевич

Магистрант

Сибирский федеральный университет

Красноярск, Россия

dima_levichev@mail.ru

Юрчук Светлана Васильевна

Магистрант

Сибирский федеральный университет

Красноярск, Россия

YurchukSV@yandex.ru

CIVIL LIABILITY OF CONDEMNED TO DETERMINATION OF FREEDOM

 

Balog Natalia Andreevna

Master’s Degree student

Siberian federal university

Krasnoyarsk, Russia

balogadvokat@gmail.com

Levichev Dmitriy Sergeevich

Master’s Degree student

Siberian federal university

Krasnoyarsk, Russia

dima_levichev@mail.ru

Yurchuk Svetlana Vasilevna

Master’s Degree student

Siberian federal university

Krasnoyarsk, Russia

YurchukSV@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

Современность проблемы объясняется тем, что гражданско-правовой статус осужденных регламентируется нормами различных отраслей законодательства – уголовного, уголовно-исполнительного, гражданского, при этом отсутствует статистика по совершению юридически значимых действий осужденными. Данные факторы делают определение правового положения осужденных (с учетом особенностей правоспособности) сложной задачей. Так как правоспособность тесным образом связана с дееспособностью, при рассмотрении первой категории необходимо обратиться и ко второй. Эти юридические свойства определяют самостоятельное участие человека в гражданском обороте.

АBSTRACT:

The present problem is explained by the fact that the civil-legal status of convicts is governed by the norms of various branches of legislation — criminal, criminal executive, civil, while there is no statistics on the commission of legally significant actions by convicts. These factors make the determination of the legal status of convicts (taking into account the peculiarities of legal capacity) a challenge. Since legal capacity is closely related to capacity, when considering the first category, it is necessary to refer to the second one. These legal properties determine the independent participation of a person in civilian traffic.

Ключевые слова: гражданская правоспособность, осужденный, режим отбывания наказания, исправительные учреждения, права собственности, специальный правовой статус.

Key words: civil legal capacity, civil capacity, a convicted person, a sentence serving mode, correctional institutions, property rights, special legal status.

Категория правоспособности плотно объединена с гражданской правосубъектностью как социально-правовой возможностью лица быть одним из участников гражданских правоотношений [1, c. 108]. Содержание её включает в себя правоспособность и дееспособность, а также некоторые дополнительные элементы, воздействующие на правовое положение гражданина.

Внимание к правосубъектности, а также к правоспособности и дееспособности заметно усилился в годы экономических и правовых реформ, благодаря которым увеличились правовые возможности, предоставляемые физическим лицам [2, c. 379-383].

В рамках данной статьи нас интересует понятие правоспособности. Вопрос о природе гражданской правоспособности относится к числу дискуссионных. На сегодняшний день в доктрине гражданского права выработалось несколько подходов к понятию правоспособности.

Родоначальником первой группы теорий – теорий правоспособности в статическом смысле, является С.Н. Братусь. Опуская секундарные права и любые промежуточные стадии между правоспособностью и субъективными правами, он считал, что правоспособность – «суммарно выраженная способность к правообладанию», то есть любые ее проявления не могут быть ничем другим, как субъективными правами [3, c. 8-13]. Правоспособность в данном случае выступает в качестве общей предпосылки для возникновения правоотношения.

Теории динамической правоспособности развивались М.М. Агарковым. Характеризуя её, он утверждал, что осуществление принадлежащего данному лицу субъективного права знаменуется не всяким доступным лишь данному лицу действием. Оно может также указывать на особое состояние правоспособности этого лица, определенное его взаимоотношениями с другими лицами [4, c. 340]. По сути, субъективному праву противостоит чья-то обязанность. Но некоторые участники правоотношений обладают особыми – секундарными правами, промежуточными между правоспособностью и субъективным правом: правами без корреспондирующих обязанностей – право на прощение долга. Или, к примеру, лицо, направившее оферту, не связано ничем, кроме возможности получить акцепт на неё. Состояние юридической связанности и порождает существование секундарного права. В целом теория динамической правоспособности говорит о том, что правоспособность относится к каждому конкретному лицу и не служит абстрактной предпосылкой для гражданских правоотношений.

Существование секундарных прав является дискуссионным вопросом и точки зрения по этому поводу полярны – профессор Р.О. Халфина утверждала, что их нет [5, c. 234], С.Н. Братусь обосновывает их существование в виде особенных субъективных прав [6, c. 8-13]. Г.А. Вакулина, обращаясь к первоначальной конструкции секундарных прав, предложенной Э. Зеккелем в начале 20-го века, находит обоснованным их выделение [7, c. 46-54].

На наш взгляд, целесообразно выделить свойства правоспособности.

По мнению В.В. Кудашкина, к ее свойствам относятся: непрерывность воспроизведения юридически значимых действий, не требуется каждый раз правового узаконения для их совершения; неясность точного содержания этих юридически значимых действий в пределах имеющихся возможностей; сравнительная неопределенность точных субъектов гражданских прав, в отношении которых происходят юридически значимые действия [8, c. 46-54].

Последний признак (субъективный состав) надо понимать таким образом, что субъект возможных прав может быть четко определенным, а в то же время субъект, с которым устанавливаются взаимоотношения при реализации правоспособности, характеризуется относительной неопределенностью.

Правоспособность органически связана с гражданством. Не случайно в Гражданском кодексе говорится не о правоспособности физических лиц вообще, а именно о правоспособности граждан.

В гражданском законодательстве о правоспособности говорит ст. 17 ГК РФ, п. 1 которой фактически даёт легальное определение термину «Правоспособность»: способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами.

Данного понятия мы будем придерживаться в дальнейшем при рассмотрении иных вопросов, связанных с правоспособностью.

Законодатель обращается к содержанию гражданской правоспособности в п.2 ст. 17 ГК РФ и характеризует таким образом, что граждане имеют право на имущество на праве собственности; также имеют право наследовать и право завещать имущество; заниматься предпринимательской и другой иной не запрещенной законом деятельностью; организовывать юридические лица независимо или сообща с другими гражданами и юридическими лицами; производить любые не противоречащие закону сделки и принимать участие в обязательствах; выбирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и других охраняемых законом плодов интеллектуальной деятельности; а также иметь другие имущественные и личные неимущественные права.

Мы видим, что законодатель перечисляет наиболее важные гражданские права. Таким образом, содержание правоспособности составляют данные и иные гражданские права и обязанности гражданина.

Правоспособность гарантирована государством. Статья 22 ГК РФ закрепляет, что не существует ограничений в правоспособности и дееспособности, кроме как в случаях и в порядке, определенных законом; абсолютный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и иные сделки, обращенные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением тех случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Государство имеет право ограничить права и свободы граждан, только если: есть необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов иных лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, однако сделано это может быть только на уровне федерального закона (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Некоторые учёные не признают возможности ограничения, так как исходя из определения, правоспособность – способность иметь права и обязанности. Они считают невозможным ограничение или лишение способности иметь, так как ей обладает абсолютно любой человек, она не связана с реализацией прав и обязанностей, по их мнению, ограничению может быть подвергнута только способность к осуществлению прав. Вторая группа специалистов признают возможным ограничение правоспособности в том смысле, что некоторыми правами человек не способен обладать в силу решения суда или иных причин, к примеру, лишение права на выбор места жительства при пожизненном лишении свободы.

Обсуждая правоспособность лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, различные авторы сходятся во мнении, что отдельные элементы правоспособности осужденных ограничены. Так, на это время осужденные не имеют возможности избирать место жительства, ограничены в праве на свободное передвижение.

Итого же, прочие элементы гражданской правоспособности, такие как способность иметь имущество на праве собственности; способность обладать правом на совершение различных сделок; участвовать в обязательствах по возмещению вреда и др. у осужденных сберегаются. При всём том порядок отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы меняет их участие в этих правоотношениях и таким образом предопределяет особенности их осуществления этих прав [9, c. 13].

Принцип равной правоспособности граждан распространяется в равной мере на всех граждан, которые обладают равной юридической возможностью иметь гражданские права и нести обязанности вне независимости от пола, расы, языка, национальности, происхождения, места жительства и других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ). Гарантированность правоспособности — это непозволительность лишения и беспричинного ограничения правоспособности гражданина.

Наказание является одним из случаев ограничения правоспособности, предусмотренных законом. При этом гражданин не может быть лишен правоспособности целиком. Даже при максимальном ограничении правоспособности, граждане остаются субъектами этих прав.

Иной точки зрения придерживается В.В. Рыбаков. Наказание в виде лишения свободы, по его мнению, не является основанием ограничения гражданской правоспособности осужденного. Правоспособность такого человека не различается от правоспособности всякого другого лица с сходным правовым статусом (гражданина РФ), находящегося на свободе. Вместе с тем наличествуют некоторые определенные законом ограничения в возможности фактического реализации принадлежащих осужденным прав (права на выбор места жительства) [10, c. 15]. Тем не менее природа этих ограничений связана с особенностью осуществления прав и осуществления обязанностей, а не с правоспособностью.

Мы согласимся со второй точкой зрения. На наш взгляд, семантика слова «правоспособность» говорит о невозможности ограничения или лишения её, в противном случае она будет отождествляться с дееспособностью.

Таким образом, лишение отдельного права, установленное приговором или определением суда, не влечет лишения правоспособности в целом, и, несмотря на то, что человек свободен в установлении, изменении и прекращении гражданских прав, он не может отказаться от своей правоспособности.

Обращаясь к проблемным моментам ограничений гражданских прав осужденных, особенно – прав, закрепленных в Конституции, нам представляется необходимым обратиться к позиции Л.Б. Смирнова по данным вопросам. Данный ученый обращается к конституционным целям ограничений: (ст. 55 Конституции РФ: защита основ конституционного строя; обеспечение безопасности других лиц; обеспечение безопасности государства). Ст. 56 Конституции допускает ограничение прав в условиях чрезвычайного положения с целью обеспечения безопасности граждан.

То есть, основаниями ограничений прав являются обстоятельства, указанные в законе. К ним, без сомнения, относятся: совершение правонарушения, вступление в силу приговора, решения или определения суда.

К субъектам ограничения прав человека могут быть, таким образом, наряду с судом, учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания.

Учреждения и органы государства, исполняющие уголовные наказания, могут ограничивать права человека в форме лишения свободы на установленный срок, пожизненного лишения свободы и при исполнении других предусмотренных Уголовным кодексом наказаний. При этом особое внимание следует обратить на тот факт, что при переходе к свободному демократическому государству, в условиях развития гражданского общества вопросу правового статуса осужденных, отбывающих уголовные наказания, необходимо серьезное осмысление, так как оно является составной частью проблемы прав человека и гражданина в общем [11, c. 25-28].

Ввиду этого, ограничение основных прав человека в условиях лишения свободы должно носить законодательством обоснованный и оправданный характер.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Сергеев. Гражданское право. М., 2013. С.108.

2. Михайлова И.А. Гражданская правосубъектность личности: новые аспекты // Право и государство, общество и личность: история, теория, практика. Коломна, 2007. С. 379-383.

3. Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 8 — 13.

4. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. М., Статут, 2000. С.340.

5. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 234.

6. Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 8 — 13.

7. Вакулина Г.А. О секундарных правах в науке гражданского права России // Фундаментальные исследования. – 2008. – № 11 – С. 60-61.

8. Кудашкин В.В. Специальная правоспособность субъектов гражданского права в сфере действия общего запрета // Государство и право. 2006. N 5. С. 46 – 54.

9. Ельчанинова О.В. Гражданско-правовое положение лиц, осужденных к лишению свободы: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Спб, 2004. С. 13.

10. Рыбаков В.В. Имущественные права лиц, осужденных к лишению свободы: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2006. С. 15.

11. Смирнов Л.Б. Проблемы правового статуса осужденных к лишению свободы в контексте требований Конституции РФ и Всеобщей декларации прав человека /Л. Б. Смирнов//Уголовно-исполнительная система . -2009. — № 2. — С. 25 – 28.

 

Добавить комментарий