ПРИНЦИП ГЛАСНОСТИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ.

В статье рассматривается становление принципа гласности в истории России, влияние современных технологий на данный принцип в отношении деятельности судов, дальнейшие перспективы его развития и зарубежный опыт.
ПРИНЦИП ГЛАСНОСТИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ.

ГСНТИ — 06

Бегишева Ольга Юрьевна

Южный федеральный университет

студент юридического факультета

г. Ростов-на-Дону, Россия.

E-mail: tomas_22@mail.ru

PRINCIPLE OF PUBLICITY: HISTORY AND MODERNITY.

Begisheva Olga Yuryevna

the Southern Federal University

student of the Law Faculty

Rostov-on-Don, Russia

E-mail: tomas_22@mail.ru

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается становление принципа гласности в истории России, влияние современных технологий на данный принцип в отношении деятельности судов, дальнейшие перспективы его развития и зарубежный опыт.

ABSTRACT

The article discusses the establishment of the principle of publicity in the history of Russia, the influence of modern technologies on this principle in relation to the activities of the courts, the future prospects of its development and foreign experience.

Ключевые слова: судебная система, суды общей юрисдикции, принцип гласности, открытости, прозрачности, электронное правосудие, публикация судебных актов

Key words: judicial system, courts of law, principle of publicity, openness, transparency, e-justice, publication of judicial acts

Утвержденный в 1832 году Николаем I Свод законов Российской империи является первым кодифицированным законодательным актом. Том XV содержал уголовный законы, а вторая книга данного тома «О судопроизводстве по преступлениям», является фактически первым уголовно-процессуальным кодексом. Судопроизводству, как и предварительному следствию в ту эпоху свойственен обвинительный характер, в связи с чем производство по делам осуществлялось без должной гласности [1].

Первые шаги к установлению гласного судопроизводства в Российской Империи произвел император Александр II в ходе проведения Судебной реформы в 1864 году. Основными документами данной реформы, является в числе прочих, Устав уголовного судопроизводства, принятый 20 ноября 1864 года. Пункт 89 и 620 Устава содержат закрытый перечень обстоятельств, при которых допускается негласное производство: в семейных делах, о богохулении; о бесстыдных, соблазных действиях; в иных случаях, если обе стороны желают закрытое судопроизводство [2]. Притом Устав подчеркивает явную необходимость наличия этих условий с указанием конкретных причин, послуживших закрытию заседания, тем самым существенно ограничив незаконное закрытие судопроизводства.

Однако после убийства Александра II в российском обществе вновь активизировались консервативные силы, что вылилось в определенные ограничения гласности судопроизводства. Так, были внесены изменения в Судебные уставы – министр юстиции получил право определять, какие дела должны рассматриваться в закрытом заседании, без учета мнения суда [3].

В Советском законодательстве принцип гласности впервые был формально закреплен в уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1923 года. Статья 19 гласил, что «все судебные заседания публичны. Удаление публики из зала заседания на все время заседания или на часть его, допускается не иначе, как по мотивированному определению суда и при том, лишь в случаях, где представляется необходимым охранить военную, дипломатическую или государственную тайну, а также по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 166—169 Уголовного Кодекса». Однако стоит отметить, что на практике реализация гласности и других конституционные принципы многими учеными в различные периоды советской истории ставится под сомнение.

Остановимся подробней на современном понимании гласности судопроизводства. Данный принцип определен ч. 1 ст. 123 Конституции Российской Федерации [4]. Закон презюмирует открытость судебных заседаний, однако, допускает исключения, предусмотренные федеральным законодательством. Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит перечень оснований для вынесения постановления о закрытом заседании. В частности, статья 241 определяет: если разбирательство дела может привести к разглашению государственной тайны, рассматриваются дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами, при рассмотрении уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и в случае, если этого требует интересны обеспечения участников судебного процесса. В соответствии с ч. 5 указанной статьи, фотографирование, видеозапись судебного заседания допускается только с разрешения председательствующего судьи. Причем в статье не указано необходимость именно в мотивированном решении председательствующего. Однако, согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» [5] отмечается, что при оценке допустимости осуществления представителями СМИ и участниками производства фотосъемки, трансляции, суд должен руководствоваться только одним критерием – может ли такое решение привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса. Субъективное мнение судьи или субъективное желание участников не осуществлять фото- видеосъемку не является основанием для запрета. Пунктом 4 указанного постановления устанавливается также, что не допускается отказ в доступе в зал судебного заседания журналистам по причине их профессиональной принадлежности и (или) отсутствия аккредитации. В то же время, в некоторых судах могут устанавливаться дополнительные барьеры для прохода в здание суда. Например, согласно Правилам пребывания посетителей в Миллеровском районном суде Ростовской Области (утвержденные приказом от 27.02.2017), допуск представителей средств массовой информации осуществляется при предъявлении служебного удостоверения и по специальному решению председателя суда.

Порядок проведения трансляции судебного заседания определяется в соответствии с Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 17.10.2017 № 182. В частности, в нем закреплено, что судом трансляция судебного заседания может быть ограничена во времени и должна проводиться на указанных судом местах.

Таким образом, мы видим, как принцип открытости и гласности в некоторых случаях может ограничиваться правовыми актами, в том числе локальными.

Немаловажным аспектом принципа гласности и открытости в современном информационном обществе, является то, как судебная система взаимодействует с обществом в сети Интернет. С помощью глобальной сети можно действительно обеспечить максимально открытую и прозрачную работу, как судов, так и иных органов государства. Всё чаще можно слышать в научных работах понятие «электронное правосудие». Под этим понятием чаще всего понимается возможность подачи исковых заявлений, жалоб, ходатайств в режиме онлайн на сайте суда, а также актуальная информация о составе суда, о назначенных заседаниях и т.д.

Второе понимание взаимодействия судов с обществом заключается в опубликовании всех вынесенных судебных актов в сеть Интернет. Судебные акты, которые вынесены не на основании закона, противоречат единообразию судебной практики, не должны быть скрыты от общественности, а наоборот их необходимо публично анализировать и обсуждать [6]. Требование опубликования судебных актов установлено законодателем в Федеральном законе от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». Статья 15 указанного закона обязывает суды размещать тексты судебных актов в разумный срок, но не позднее одного месяца со дня их вынесения. На сайтах судов размещаются тексты судебных актов по существу рассматриваемых дел, промежуточные акты (постановление о назначении заседания, о проведении предварительного слушания) публикуются судом по его усмотрению. Публикуя акты в открытом доступе, суды обеспечивают принцип прозрачности правосудия. Однако также необходимо соблюдать права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и деловой репутации граждан и компаний. Поэтому при публикации из текстов судебных актов исключают персональные данные – вместо них ставят инициалы, псевдонимы. В то же время деперсонализацию данных могут производить чрезмерно и существуют акты, где скрыт, например, размер компенсации морального вреда или даже вместо инициалов председательствующего судьи указано «Судья Р.», что является явным нарушением законодательства [7].

Согласно Постановлению Совета судей РФ «Об обобщении практики исполнения судами общей юрисдикций требований ФЗ-262» в части размещения судебных актов в сети Интернет от 3 декабря 2015 года, в течение второго полугодия 2014 года и первого полугодия 2015 года районными судами, гарнизонными военными судами на их официальных сайтах размещены судебные акты: по гражданским делам – 87 % от общего количества судебных актов, подлежащих размещению; по делам об административных правонарушениях – 85 % от общего количества судебных актов, подлежащих размещению; по уголовным делам – 93 % от общего количества приговоров, подлежащих размещению.

Также стоит отметить, что в современных условиях гласность и открытость распространяется не только на само судебное заседание, на деятельность судов, а в целом на публичную деятельность государства [8].

Серьезное внимание придается принципу гласности в отношении антикоррупционной деятельности государства. Данный принцип, посредством публикаций средствами массовой информации материалов о судебном преследовании коррупционеров, способствует созданию атмосферы честности и доверия к государственным службам. Подобный подход распространен в Соединенных Штатах Америки, где действует принцип свободы слова, в этой стране нет государственных СМИ, большое внимание населения к коррупционным скандалам является частью их политической культуры [9].

Принцип гласности, открытости является важным условием уменьшения коррупционных рисков. Отсутствие гласности в деятельности государственных органов при принятии ими решений является причиной распространения коррупционных преступлений. Каждый чиновник, по сути, является представителем публичной власти, и соответственно все его решения должны быть максимально открыты и доступны широкой общественности [9].

Таким образом, важность принципа гласности и открытости нельзя недооценивать. Современное общество требует строго соблюдения данного принципа в соответствии со временем и современными тенденциями к информатизации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Божьев В. П. и др.. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В. П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. — М.: Спарк. 2002.

2. Устав уголовного судопроизводства: высочайше утвержденный Александром II 20.11.1864 г. № 41476 // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Том XXXIХ. Отделение 2. 1864 г. С.-Петербург: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1867. С. 215-306.

3. Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. Т. IV. На рубеже веков: эпоха войн и революций. С. 12.

4. Конституция Российской Федерации: принята всенародным референдумом 12 декабря 1993 г. (с изм. и доп. от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 дек. № 237.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» от 13 декабря 2012 года // Российская газета. 2012. 19 декабря. Федеральный выпуск № 5965 (292).

6. Першин А.В., Горина С.А. Общественный мониторинг судебных актов как способ укрепления правосудия. // Современное право. 2016. № 2. С. 86-89.

7. Статья в Интернете «Публикация судебных актов на сайтах судов» Доступ: http://pravo2info.ru/articles/publikacziya-sudebnyix-aktov.html.

8. Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2010, (4-е издание). С. 43-45.

9. Об использовании в противодействии коррупции в России основных принципов зарубежных антикоррупционных технологий, показавших высокую эффективность // Юристъ — Правоведъ. 2011. № 1. С. 88-94.

10. Воронцов С.А., Понеделков А.В., Зырянов С.Г. ИНДИКАТОРЫ КОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ РФ // Социум и власть. 2017. № 1 (63). С. 30-37.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *