О ПРАВОВОМ НИГИЛИЗМЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В статье автор исследует содержание и формы правового нигилизма в современном российском обществе, высказывает мнение о возможных подходах к решению данной проблемы.

О ПРАВОВОМ НИГИЛИЗМЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

ГСНТИ: 10

Айдинян Давид Юрьевич

Южный федеральный университет

студент Юридического факультета

г. Ростов-на-Дону, Россия.

E-mail: dava201220@yandex.ru

ON LEGAL NIHILISM IN MODERN RUSSIA

Aydinyan David Yrievich,

of the Southern Federal University

a student of the Law Faculty

Rostov-on-Don, Russia.

E-mail: dava201220@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

В статье автор исследует содержание и формы правового нигилизма в современном российском обществе, высказывает мнение о возможных подходах к решению данной проблемы.

ANNOTATION:

In the article the author explores the content and forms of legal nihilism in modern Russian society, expresses an opinion on possible approaches to solving this problem.

Ключевые слова: право, закон, нигилизм, культура, преступность, правосознание, просвещение

Keywords: law, law, nihilism, culture, crime, sense of justice, education

«Преодоление правового нигилизма и стереотипов противоправного поведения – одно из ключевых звеньев борьбы с преступностью»[1].

В статье 1 Конституции Российской Федерации указывается, что «Россия – есть демократическое федеративное правовое государство…» [1]. Под правовым государством понимается государство, вся деятельность которого подчинена правовым нормам, правовым принципам, направленным на защиту прав и свобод человека и гражданина. Одним из признаков такого государства является главенство закона и выполнение его требований как народом, так и властями. Таким образом для построения правового государства необходимо воспитание соответствующего правосознания.

Правосознание – это форма общественного сознания, состоящая из оценок, взглядов, суждений, понятий, как отдельного субъекта, так и всего общества в целом к праву, закону, юридической действительности. Существует несколько типов правосознания: обыденное, теоретическое и профессиональное. Оно обычно выражается в правовом поведении народа. Но наряду с этим существует и противоположное этому явление: правовой нигилизм.

Проблема правового нигилизма представляется актуальной по нескольким причинам. Во-первых, эта форма общественного поведения стоит препятствием на пути становления правового государства и гражданского общества в России. Во-вторых, социальная сторона актуальности обусловлена современным состоянием общественных отношений, правовой культуры и правового поведения российских граждан, в среде которых получают распространение делинквентные формы деятельности, а само общество на уровне большинства одобряет, считает допустимым пренебрежение исполнением закона. В-третьих, данная проблема актуальна с научной точки зрения, так как имеет междисциплинарный характер, выступая предметом исследований правоведов, психологов, социологов, философов и др. В отечественной научной литературе отсутствует единство в интерпретации природы данного социально-правового явления, факторов его распространения и способов преодоления. В-четвертых, — криминализация самой правоохранительной системы и законодательной власти, (здесь и коррупция, и превышение должностных полномочий, и издание противоречащих друг другу нормативных актов и извлечение из них выгоды и т.д.) то есть той части государственного аппарата, которая должна быть гарантом соблюдения норм права, обеспечения их исполнения и борьбы с криминализацией и самим проявлением правового нигилизма в обществе.

Цель исследования состоит в выявлении и описании существующих форм правового нигилизма в современном российском обществе, а также формулировка основных подходов к решению данной проблемы.

Представителем высшего уровня развития правовой культуры является личность, обладающая социально-правовой активностью, уважающая закон и государственные органы, призванные его охранять, осознающую социокультурную ценность права, стремящуюся к разрешению общественно важных проблем, непосредственно вовлеченную в процесс совершенствования права. Личность, обладающая высокой правовой культурой, соблюдает нормы права не из чувства страха перед санкцией, а по собственному убеждению. Однако правовая культура рядового гражданина оказывается далекой от идеала. Причиной тому служит ряд явлений негативного характера, именуемых факторами, дестабилизирующими развитие правовой культуры. За последние три десятка лет у населения сформировались противоречивые, зачастую негативные взгляды на правовые институты, отношения и нормы. Большинство россиян, особенно молодежь, считают, что жить в России, не нарушая законов невозможно [2], что большинство состояний отечественных олигархов создано криминальным путем, что органы власти коррумпированы и простой человек не защищен от преступного и административного произвола [3].

Так как значение правовой культуры в современном обществе, безусловно, крайне велико, нельзя недооценивать и влияние явлений, мешающих ей интенсивно развиваться. Данные факторы носят сугубо негативный, а зачастую и деструктивный характер.

В научной юридической литературе в тесной связи с факторами, негативно влияющими на правовую культуру, встречается такой термин, как «правовая антикультура». «Правовая антикультура – это правовая неразвитость субъектов права, наличие серьезных дефектов в их правовых знаниях, убеждениях и в итоге в их правовом поведении. Она есть соединение незнания (поверхностного знания) права, правовых предубеждений и пассивности либо противоправной активности» [4].

Носителю правовой антикультуры не интересна правовая сфера жизни общества, он не осознает ее неотъемлемого характера, важнейшей роли в регулировании социальных отношений. Структурно правовая антикультура состоит из факторов, дестабилизирующих развитие правовой культуры. Одним из проявлений правовой антикультуры, представляющих опасность для распространения правовой культуры, является правовой нигилизм.

Явление правового нигилизма до сих пор в полной мере не исследовано в отечественной науке права, хотя настоятельная потребность его изучения никем не ставится под сомнение, поскольку этот социально-правовой феномен, к сожалению, широко распространен в обществе. Его неизученность проявляется, на мой взгляд, прежде всего, в отсутствии единой и четкой дефиниции этого понятия, которая позволила бы наиболее полно отразить существенные признаки рассматриваемого явления. Как справедливо указывает М.А. Месилов, в истории мировой общественной мысли [5]. существует не так уж много терминов, которые имели бы такое широкое применение и относились к столь разнообразным явлениям, как термин «нигилизм». Само понятие «нигилизм» зародилось в Европе в Средние века и имело первоначальное значение как еретическое учение, а впоследствии применялось как определение обычного инакомыслия. Правовой нигилизм (от лат. Nihil – ничто, ничего) – отрицание права как социального института, системы правил поведения, которая может успешно регулировать взаимоотношения людей; направление общественно-политической мысли, отрицающее социальную ценность права и считающее его наименее совершенным способом регулирования общественных отношений [6]. Данное понятие характеризуется несколькими существенными признаками, среди которых деструктивный, разрушительный характер, бескомпромиссное резкое отрицание и пренебрежительное отношение к законам, законности, государству и в целом к социокультурной ценности права.

Представляется, что предлагаемое определение неточно не потому, что охватывает большой диапазон негативного отношения к праву – от безразличного до полного отрицания, что действительно свойственно правовому нигилизму, а в силу широкого охвата «предмета отрицания» – право, законы, законность, государство и его символы. В данном случае мы имеем дело, скорее, с определением нигилизма как одной из форм мироощущения и социального поведения, имеющих особое распространение в кризисные эпохи общественно-исторического развития и проявляющихся в отрицании общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни.

Другие определения, напротив, сужают спектр проявления правового нигилизма, поскольку, базируясь на нормативистском подходе к пониманию сущности права, ставят знак равенства между правом и законом и, таким образом, по сути, сводят правовой нигилизм к несоблюдению и неисполнению законов. Так, например, Н.И. Матузов, характеризуя различные формы правового нигилизма, выделяет такие основные его формы, как умышленное нарушение законов и иных нормативно-правовых актов, массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний, издание противоречивых правовых актов подмена законности целесообразностью, конфронтация исполнительных и представительных структур. Существует также теоретический правовой нигилизм, проявляющийся в научной сфере [7].

На мой взгляд, правовой нигилизм следует определять, как полное отрицание роли права как регулятора общественных отношений. Может проявляться, как справедливо указывает В.А. Туманов, в активной и пассивной форме – от безразличного отношения к праву, недооценки его роли и значения до осознанно враждебного отношения к нему [8].

На личностном уровне правовой нигилизм выступает в двух качествах: как состояние умов, чувств, настроений и как образ действий, реальное поведение, но и в том, и другом случае он имеет крайне деструктивное воздействие на общество. Юридический же нигилизм может быть свойственен как уровню высокого общественного сознания, так и массовому, обыденному сознанию. Правовой нигилизм может проявляться и на ведомственном уровне, что ведет к надзаконнности и формированию юридических коллизий[9]. Н. Л. Гранат указывает, что от правового нигилизма необходимо отличать конструктивную критику права, с одной стороны, а с другой – стремиться избегать юридического фетишизма, то есть возведения в абсолют роли права и других правовых средств.

Правовой нигилизм бывает свойственен государствам, в которых существовало или существует неравенство граждан. Но в России чаще всего правовой нигилизм объясняют исторической традицией. Так, Н.И. Матузов связывает правовой нигилизм с современной российской правовой ментальностью, которая имеет ряд таких особенностей, как неразвитое правовое чувство, низкий уровень политической и юридической культуры, отсутствие прочных традиций законоуважения и законопослушания [7]. Полностью разделяя данную ученым верную характеристику сравнительно низкого уровня правосознания российского общества, позволю себе не согласиться с тем, что именно в этом кроется основная причина правового нигилизма в нашей стране. Представляется, что современный российский правовой нигилизм является отражением системного кризиса общественного мировоззрения, кризиса ценностей, непосредственно связанного с кризисом в области этики и права, который испытывает сегодня не только российское общество, но и весь Западный мир, о котором говорят многие зарубежные юристы, философы, социологи. Так, например, такой авторитетный историк права, как Гарольд Дж. Берман, отмечает: «Мы находимся в середине беспрецедентного кризиса правовых ценностей и правовых мыслей, кризиса, в котором ставится под сомнение вся наша традиция права – не только так называемые либеральные концепции последних нескольких столетий, но сама структура западного правового порядка» [10].

При этом кризис поразил не только национально-правовую сферу: более чем очевиден кризис международного права на современном этапе. Кризис права, порождающий правовой нигилизм, вытекает из общего мировоззренческого, духовного и культурного кризиса общества. Например, в СССР подмена органами власти права политической и экономической целесообразностью, что не могло не вызвать роста правового нигилизма во всех слоях общества [11].

Но вместе с тем деформация правосознания, влекущая за собой правовой нигилизм, может наступить в любое время независимо от внешних обстоятельств. Предпосылками правового нигилизма выступают общая невоспитанность, неуважение к государственно-правовым институтам, недостатки культурного развития индивида, политический абсентеизм, равнодушие к общественной жизни. Также нельзя недооценивать влияние на распространение правового нигилизма таких общественно-политических реалий современности, как политиканство, бюрократизм, некомпетентность властных структур [12].

Следует определять и другой фактор, который наряду с «правовым нигилизмом» дестабилизирует, препятствует становлению и развитию правовой культуры – правовой идеализм. Если правовой нигилизм представляет собой неуважительное отношение к праву, недооценку его значения, игнорирование, то правовой идеализм – это переоценка значения права как социального регулятора, идеализация права. Правовой идеализм иногда соотносится с юридическим фетишизмом. В любом случае, он являет собой гипертрофированное отношение к юридическим средствам, переоценку их роли и социального значения, уверенность в том, что с помощью совершенствования норм права можно разрешить все общественные противоречия.

Определенные формы господствующего правосознания (правовой идеологии) в виде основополагающих идей глубоко проникают в содержание права и становятся глубинным центральным звеном всей правовой материи. Являясь одной из трех основных граней права (пластами правовой материи), правовые идеи аккумулируют, переводят на язык правовых категорий и представляют в концептуальном виде материальные, духовные, нравственные начала данного общества, заложенные в его строе интеллектуально-ценностные установки и тенденции.

Современный кризис права проявляется в том, что нравственные и социально-юридические ценности утрачивают свое истинное значение и начинают отражать только материальные интересы отдельных групп и индивидов. Для современного правосознания характерно релятивистское отношение к праву, характеризующееся представлением о том, что в праве все относительно, поскольку оно обусловлено сегодняшней экономикой и политикой. Содержание права представляется обществу неопределенным и условным, его значение – временным и относительным, цели – произвольными и субъективными, и, таким образом, дискредитируется сама идея права.

Еще в 70-х годах ХХ века в Гарвардском и Стенфордском университетах США была распространена юридическая теория, получившая в науке название критического метода правопонимания, по мнению представителей которого право на самом деле является всего лишь замаскированной риторикой политика. Более глубокую проработку эти идеи ранее получили в трудах профессора Гарвардского университета П. Сорокина. Кризис права, справедливо отмечал он, – порождение аксиологического кризиса, кризиса ценностей. Юридические нормы все больше и больше рассматриваются как орудие в руках стоящей у власти элиты, эксплуатирующей другие группы населения, поэтому право утратило свой престиж и доверие со стороны индивидов. По сути, на смену праву приходят «право сильного» и произвол. «Общественные этика и право вновь зашли в тупик, отмечающий finis настоящей эпохи. Без новой абсолютизации и универсализации ценностей общество не сможет избежать этого тупика. Таков вердикт истории в отношении прошлых кризисов этики и права, и таким должен быть приговор в отношении настоящего кризиса» [13].

Действительно, история уже знает пример аксиологического кризиса, повлекшего грандиозное крушение могущественной древнеримской цивилизации, которое потрясло его современников и воспринималось ими как «конец мира»: кризис нравственных и социально-правовых ценностей Древнего Рима привел к разрушению исторически сложившейся правовой основы государства и нравственной деградации общества и послужил в итоге причиной гибели античной цивилизации.

Укажем, что социальная система любого масштаба предполагает существование неких разделяемых всеми общих ценностей, и именно ценности являются средством выявления социальных связей и функционирования социальных институтов. Ценность можно трактовать как установку конкретной исторической эпохи, как свойственное ей направление интереса, и ценностные установки, обладая устойчивым и глубоким социальным значением, во многом определяют уклад жизни, влияют на характер отношений между людьми. Ценности устанавливаются в коллективе, проистекая из высокой социализированности его членов, приобретают нормирующее значение, становясь общепринятой константой в жизни определенного социума и начинают выступать в роли жизненных ориентиров для его членов. Усвоение социально-правовых ценностей на личностном уровне составляет необходимую основу поддержания нормативного порядка в обществе.

Иерархия ценностей конституирует фундамент культуры в целом и права, в частности, в рамках которых ценности соотносятся с представлением о нормативном идеале. В аксиологическом смысле право выступает в качестве особой формы самосознания общества, поскольку оно – модель желательного, идеального, с точки зрения социума, поведения. Право – это проявление культуры, ее важнейшая нормативно-аксиологическая составляющая.

Сложность в решении вопроса правового воспитания состоит в том, что проблема правового нигилизма достаточно широкая и многоуровневая. По утверждению ряда авторов, писавших о данном правовом явлении, выделяются следующие три уровня правовой антикультуры: первый уровень (наиболее высший и значимый) – государственный. В данной ситуации правовой нигилизм наблюдается в деятельности высших органов государства.

Второй уровень проявления правового нигилизма – общественный.

При подобном проявлении отрицание права носителем нигилизма являются граждане государства, обыватели, не связанные с работой государственного механизма. На данном уровне нигилистического отношения к праву правового нигилизма проявляется в основном в различных правонарушениях.

Ни общество, ни индивид, не могут быть лишены правовой культуры. Однако правовая культура может быть низкой. Именно с такой формулировкой проблемы сталкивается современное российское общество: низкая правовая культура. О низкой правовой культуре российских граждан свидетельствуют неуважение к праву, отсутствие осознания права как большой социальной и культурной ценности, низкая правовая активность граждан или ее полное отсутствие, подчеркнутое радикальное нежелание подчиняться правовым нормам. Все вышеперечисленное — результаты негативного, деструктивного влияния факторов, дестабилизирующих развитие правовой культуры. Правовой нигилизм, являясь одной из форм деформации правосознания, на современном этапе развития России выступает явлением, негативно воздействующим на состояние законности, общественного порядка, развитие позитивной активности личности, а также существенно снижает авторитет Российской Федерации в глазах международных партнеров. Подобные негативные тенденции в сознательно-волевых началах формирования и реализации поведенческих актов субъектов общественных отношений выступают серьезным препятствием на пути демократических преобразований российского общества, имеющих целью достижение гражданского мира, согласия и общественного спокойствия, реального, а не декларативного провозглашения прав человека. В связи с этим правовой нигилизм относят к числу негативных факторов государственной и общественной жизни, представляющих угрозу национальной безопасности [14].

Для понимания путей преодоления правового нигилизма целесообразно детально рассмотреть и проанализировать формы его проявления. Прежде всего, это прямые умышленные нарушения действующих законов и иных нормативно-правовых актов. Эти нарушения составляют огромный, труднообозримый массив уголовно наказуемых деяний, а также гражданских, административных и дисциплинарных проступков. По данным Генпрокуратуры РФ, на каждое зарегистрированное преступление приходится несколько незафиксированных. Поэтому общий (реальный) уровень преступности гораздо выше, чем показывает статистика.

Криминализация общественных отношений, сложившаяся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности, приобретает особую остроту. Несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно ее организационных форм, а также коррупции. Субъекты (граждане, должностные лица, государственные органы, общественные организации) попросту не соотносят свое поведение с требованиями правовых норм. Отдельные федеральные и региональные чиновники или даже целые коллективы, либо отказываются выполнять те или иные законы, так как они, по их мнению, «неправильные», либо выставляют разные условия, ультиматумы, требования. Мысль о том, что законы пишутся для того, чтобы их нарушать, нередко у нас, к сожалению, оправдывается.

Правовой нигилизм выражается в попытках подмены законности политической целесообразностью, выходы различных официальных должностных лиц и органов, общественных групп и сил на неправовое поле деятельности, стремление реализовать свои интересы вне рамок Конституции или в разреженном правовом пространстве.

При этом целесообразность может проявлять себя по-разному — в виде государственной, партийной, местной, региональной, практической и даже личной. В любом случае закон отодвигается в сторону. Раз необходимо что-то сделать, а закон мешает, появляется тот или иной вид целесообразности. Установка на то, что «ради дела» или «здравого смысла» можно поступиться законом, владеет умами многих чиновников высокого ранга (как то попытки утвердить демократию вне законности). В юридической литературе не раз подчеркивалось: даже самый плохой закон лучше самой благой целесообразности, поскольку последняя не имеет границ. Недопустимо, чтобы политическая логика брала верх над юридической.

Вместе с тем следует заметить, что идея законности и порядка при определенных обстоятельствах может быть использована заинтересованными лидерами и властными структурами как повод для применения силы и нарушения прав человека, равно как и необходимость борьбы с преступностью. Это своего рода правовой конформизм, когда идеи права и законности приспосабливаются к ситуации, когда они используются не во благо, а во вред. Очень точно подобную метаморфозу выразил И.А. Ильин: «По своему объективному назначению, — писал он, — право есть орудие порядка, мира и братства; в осуществлении же оно слишком часто прикрывает собой ложь и насилие, тягание и раздор, бунт и войну» [15].

Источником политико-юридического нигилизма являются нарушения прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. Слабая правовая защищенность личности подрывает веру в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, оградить людей от преступных посягательств. Бессилие же права не может породить позитивного отношения к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство, протест. Право как бы само выступает причиной нигилизма. По данным МВД РФ, примерно половина всех граждан, подвергнувшихся преступным посягательствам (изнасилование, грабеж, нанесение телесных повреждений и т.д.), не обращаются ни в полицию, ни в прокуратуру, ни в суд, так как не верят в их возможности защитить и наказать виновного.

Особенностью правового нигилизма в России является то, что он приобретает агрессивный, демонстративный и неконтролируемый характер, а также характеризуется оппозиционной, протестной направленностью. Как свидетельствуют данные ВЦИОМ, правовой нигилизм российской молодежи (15-25 лет) значительно деформировался по сравнению с представителями более старшего поколения (возраст 30-45 лет). Так молодежь проявляет больший интерес к знанию права, но демонстрирует готовность к нарушению правовых норм в отстаивании своих политических, экономических и иных прав и свобод.

Еще классики утверждали: есть два способа разложить нацию — наказывать невиновных и не наказывать виновных. Человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нем своего надежного гаранта и опоры. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается нигилизм, недоверие к существующим институтам. Признание и конституционное закрепление естественных прав и свобод человека не сопровождается пока адекватными мерами по их упрочению и практическому претворению в жизнь. А невозможность осуществить свое право порождает у личности чувство отчуждения от него, правовую разочарованность, скепсис.

Низкая правовая культура общества и высокая распространенность факторов, дестабилизирующих развитие правовой культуры, бесспорно, являются принципиально важными социальными проблемами. Однако любая проблема преодолима и разрешима при обеспечении эффективных мер для борьбы с ней. Преодоление правового нигилизма — это объемный, непрерывный процесс, связанный в частности и с устранением деформаций в структуре российской экономики, укреплением социальной, политической стабильности, коррекции жизненной позиции и поведения членов общества через систему нравственно-правового воспитания. По мнению, ученых-правоведов решение проблемы правового нигилизма требует комплексного подхода. Следует назвать следующие основные способы противодействия данному социальному феномену:

1) Организовать правовое воспитание молодежи. Речь идет о повсеместном правовом образовании и воспитании, независимо от уровня образовательного учреждения: от среднего до высшего и дополнительного образования. Необходимо популяризировать изучение правовых основ государства среди школьников, путем введения дополнительных занятий, через средства массовой информации (в т.ч. интернет). Правовое воспитание должно быть тесно связано с правовым обучением: воспитание не может происходить без обучения, а обучение, так или иначе, оказывает и воспитательный эффект [16]. Целями правового воспитания (как и правового обучения) являются развитие правосознания индивида и повышение правовой культуры общества.

2) Совершенствовать юридическую технику и законотворчество, так как от уровня владения юридической техникой зависит эффективность регулятивного воздействия юридических актов. Для этого необходимо осуществление следующих мер: использование более простой и доступной терминологии и методологии в законотворческом процессе, информирование населения о состоянии законодательства, усовершенствование законодательной процедуры (вынесение на общенародное обсуждение законопроектов, сокращение объемного количества нормативно-правовых актов, противоречащих друг другу) и др. Иначе очередной закон, содержащий возможности для множественного толкования, вновь запустит механизм правового нигилизма, обусловленного неверием в его справедливость. Данный процесс должны сопровождаться укреплением гражданского общества, обеспечением верховенства права, равенством всех граждан перед законом и судом.

3) Упорядочить социальный и правовой статус работников юридических профессий, создать специальную государственную систему поощрения и морального стимулирования работников, выполняющих правоохранительные и судебные функции без нарушения законности, изменение оснований и порядка юридической ответственности работников за нарушение законности путем ужесточения дисциплинарных, административных, и уголовных наказаний.

4) Обеспечить проведение активной лекционной и издательской деятельности по пропаганде правовых знаний с привлечением ученых-правоведов, сотрудников правоохранительных органов, практикующих юристов [17].

5) Принципиально важным направлением деятельности в условиях современной российской действительности выступает надлежащее исполнение принципа равенства всех перед законом и судом и принципа неотвратимости юридической ответственности, что сформирует у граждан уважение к закону и осознание ценности права.

Проблему повышения правовой культуры и снижения активности факторов, дестабилизирующих ее развитие, можно разрешить при условии тщательно продуманного и эффективного взаимодействия всех общественных сил. Этот процесс однозначно может занять много времени, и не стоит рассчитывать на мгновенное повышение правовой культуры всех слоев российского социума. Тем не менее, решение данной важной социальной и правовой проблемы, проблемы низкой правовой культуры населения, должно стать приоритетным направлением государственной политики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993). Доступ: http://constrf.ru/

2. Воронцов С.А. О НЕОБХОДИМОСТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ОТБОРА, ПОДГОТОВКИ И ВОСПИТАНИЯ ЮРИСТОВ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ, ПРИЗВАННЫХ ЗАЩИЩАТЬ ПУБЛИЧНЫЕ ЦЕННОСТНО-ПРАВОВЫЕ НАЧАЛА // Евразийская адвокатура. 2014. № 3 (10). С. 74-77.

3. Воронцов С.А. ФОРМИРОВАНИЕ УГРОЗ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СЛЕДСТВИЕ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ //
Гуманитарные и социально-экономические науки. 2013. № 5 (72). С. 111-115.

4. А.С. Бондарев. Правовой нигилизм — форма правовой антикультуры личности // Вестник Пермского университета. Юридические науки. Выпуск №2. Пермь, 2001. С. 7-21.

5. М.А. Месилов Под ред. А. П. Печникова. Развитие правовой масли о сущности правового нигилизма. Московский гор. ун-т упр. Правительства Москвы, 2006.

6. Большая советская энциклопедия (БСЭ). В 30 т. – М.: «Советская энциклопедия», 1969-1978.

7. Н.И. Матузов. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали // Правоведение. Выпуск №2. С. 3-16.

8. В.А. Туманов. О правовом нигилизме // Советское государство и право. – М.: Наука. Выпуск №10. 1989. С. 20-27.

9. В.А. Северухин. Проблемы теории права и государства: вопросы и ответы. М.: Новый Юрист, 1999.

10. Гарольд Дж. Берман. Западная традиция права: Эпоха формирования. Изд-во МГУ: Издательская группа ИНФРА, 1998.

11. Воронцов С.А. АНТИЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В РЕГИОНАЛЬНОМ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ НА ПРИМЕРЕ ЮГА РОССИИ
Ростов-на-Дону, 2008. С. 26-27.

12. Воронцов С.А., Понеделков А.В., Михайлов А.Г. О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ РЕКРУТИНГА ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЭЛИТ // Ростовский научный журнал. 2016. № 9. С. 5-13.

13. Питирим Сорокин: Новые материалы к научной биографии. Сб. науч. трудов. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.- информ. исслед. Отд. социологии и социальной психологии; Отв. ред. Ефременко Д. В., Кротов П. П. — М., 2012. — 232 с.

14. Воронцов С.А. О ХАРАКТЕРЕ УГРОЗ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2016.№ 3 (70). С. 92-95.

15. Иван Ильин. О сущности правосознания. Изд.: Русская книга, Мск. 1994г.

16. С.С. Алексеев, С.И. Архипов и др. Теория государства и права. Учебник для вузов. 3-е издание. М.: Норма, 2005.

17. М.В. Саакян. Пути повышения правовой культуры российского общества // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение, философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. Выпуск №2. 2010.

  1. Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №2. Ст.170.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *