О СУБЪЕКТНОМ СОСТАВЕ КОРПОРАТИВНОГО ДОГОВОРА

В данной статье автор определяет круг субъектов, имеющих право на заключение корпоративного договора. Изучена потенциальная возможность заключения корпоративных соглашений учредителями хозяйственного общества, его будущими участниками, третьими лицами (кредиторами, инвесторами и др.), номинальными держателями ценных бумаг, доверительными управляющими ценными бумагами, а также хозяйственным обществом, по поводу осуществления прав участия в котором заключается корпоративный договор. По результатам исследования сделан вывод о том, что в качестве стороны корпоративного договора наряду с участниками хозяйственного общества при соблюдении определенного ряда условий могут выступать учредители хозяйственного общества, его будущие участники и доверительные управляющие.

О СУБЪЕКТНОМ СОСТАВЕ КОРПОРАТИВНОГО ДОГОВОРА

УДК 347.44

ГРНТИ 10.27.01

Хейгетова Лилия Александровна

Российский государственный университет правосудия

студентка юридического факультета

г. Ростов-на-Дону, Россия

E-mail: lilia.kheygetova@gmail.com

Научный руководитель: Колесник Ирина Валентиновна

доктор юридических наук,  доцент

Российский государственный университет правосудия

кафедра гражданского права

г. Ростов-на-Дону, Россия

АННОТАЦИЯ:

В данной статье автор определяет круг субъектов, имеющих право на заключение корпоративного договора. Изучена потенциальная возможность заключения корпоративных соглашений учредителями хозяйственного общества, его будущими участниками, третьими лицами (кредиторами, инвесторами и др.), номинальными держателями ценных бумаг, доверительными управляющими ценными бумагами, а также хозяйственным обществом, по поводу осуществления прав участия в котором заключается корпоративный договор. По результатам исследования сделан вывод о том, что в качестве стороны корпоративного договора наряду с участниками хозяйственного общества при соблюдении определенного ряда условий могут выступать учредители хозяйственного общества, его будущие участники и доверительные управляющие.

Ключевые слова: корпоративный договор, хозяйственное общество, субъекты корпоративного договора, доверительный управляющий ценными бумагами, будущий участник хозяйственного общества

Научное сообщество долгое время нуждалось в правовой регламентации корпоративных соглашений ввиду неопределенности их правового статуса. Однако появление в отечественном законодательстве норм об отдельных видах корпоративного договора — акционерном соглашении и договоре об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью, а затем и о корпоративном договоре — не привело к решению вопросов, касающихся правового регулирования указанных соглашений. Более того, такие принципиальные вопросы, как правовая природа, предмет корпоративного договора, гражданско-правовая ответственность сторон за нарушение его условий, до сих пор являются дискуссионными. Также не получил однозначного решения значимый как с практической, так и с теоретической стороны вопрос о субъектном составе корпоративного договора.

Попытки установить круг субъектов, имеющих право на заключение корпоративного договора, в науке предпринимались неоднократно, однако единое мнение так и не было сформировано.

Анализ научных работ по исследуемой проблеме позволяет сделать вывод о наличии в отечественной юридической науке двух основных подходов к решению вопроса о субъектном составе корпоративного договора.

Сторонники первого (узкого) подхода полагают, что правом на заключение корпоративных договоров наделены только прямо указанные в законе субъекты, т. е. участники хозяйственных обществ [1, с. 6; 2, с. 52; 3, с. 36]. По мнению ученых, основным и обязательным условием, которому должен отвечать субъект, для того чтобы иметь право на заключение корпоративного договора, является владение акциями, долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Представители данного подхода также отмечают, что предоставление широкому кругу субъектов права заключать корпоративные соглашения противоречит установленной в российском законодательстве правовой конструкции корпоративного договора, который по своей природе является гражданско-правовым договором. Кроме того, наделение любых третьих лиц правом заключать корпоративный договор создаст возможности для «теневого корпоративного контроля, когда такие «третьи» лица будут, например, давать акционерам указания о голосовании тем или иным образом на общем собрании» [ 2, с. 72].

Если узкий подход основан на буквальном толковании законодательства, то сторонники широкого подхода обосновывают свою точку зрения отсутствием в нормах о корпоративных соглашениях прямого запрета на заключение корпоративных соглашений иными, чем участники хозяйственных обществ, субъектами. Кроме того, как отмечают ученые, каких-либо правовых оснований ограничивать состав участников корпоративного договора нет [4, с. 10; 5, с. 104].

Для решения вопроса о субъектном составе корпоративного договора необходимо исследовать потенциальную возможность участия в заключении корпоративного договора всех перечисленных выше субъектов. Для этого обратимся к законодательству, регулирующему корпоративные соглашения.

Так, п. 1 ст. 67 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор об осуществлении своих корпоративных прав вправе заключить участники хозяйственного общества или некоторые из них [14].

В п. 1 ст. 32 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (далее — Закон об АО) акционерное соглашение определяется как договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции, стороны которого обязуются осуществлять определенным образом эти права и (или) воздерживаться от осуществления этих прав [15].

В п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (далее — Закон об ООО) установлено, что договор об осуществлении прав участников общества вправе заключить учредители (участники) общества [16].

Из анализа вышеприведенных норм можно сделать следующие выводы.

Во-первых, прямого указания на то, что только участники хозяйственных обществ могут быть стороной корпоративного договора, в законодательстве не содержится. В свою очередь, предпосылок для расширительного толкования категории «субъект корпоративного договора» тоже нет.

Во-вторых, для определения круга субъектов, имеющих право на заключение корпоративных соглашений, в ГК РФ, Законе об АО, Законе об ООО использованы разные подходы: в норме о корпоративном договоре содержится прямое указание на участников хозяйственного общества; в норме об акционерном соглашении — на лиц, имеющих права, удостоверенные акциями, и (или) права распоряжения ими; в норме о договоре об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью — на учредителей (участников) хозяйственного общества.

Содержание формулировок, используемых в ГК РФ и Законе об АО, можно считать тождественным, поскольку лица, имеющие права, удостоверенные акциями, и (или) права распоряжения ими, и есть участники хозяйственного общества (в данном случае акционеры). В связи с этим главный вопрос вызывает прямое указание в Законе об ООО на учредителей как участников корпоративного договора, которого нет ни в Законе об АО, ни в ГК РФ. Из системного толкования ст. 67 ГК РФ, ст. 32 Закона об АО, п. 3 ст. 8 Закона об ООО не представляется возможным однозначно ответить на вопросы о том, имеют ли право учредители акционерных обществ заключить корпоративный договор и насколько предоставление учредителям хозяйственного общества (как акционерного общества, так и общества с ограниченной ответственностью) права заключать корпоративный договор вообще соответствует действующему законодательству.

По нашему мнению, формулировку, используемую в п. 3 ст. 8 Закона об ООО, можно объяснить следующим. Принятие нормы о договоре об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью произошло одновременно с исключением из Закона об ООО норм об одном из учредительных документов общества с ограниченной ответственностью — учредительном договоре. Фактически договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью пришел на смену учредительному договору в обществах с ограниченной ответственностью. Между тем многие вопросы управления в обществе с ограниченной ответственностью регулировались именно этим документом. В связи с вышесказанным думается, что законодатель для определения круга субъектов договора об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью использовал тот же подход, что и при установлении правового регулирования учредительного договора, в связи с чем формулировка, используемая в п. 3 ст. 8 Закона об ООО, не несет в себе какой-то особый, двойной смысл.

Так или иначе непоследовательный в законодательстве подход к установлению круга участников корпоративных соглашений привел к тому, что в науке сформировалось два мнения по вопросу заключения корпоративных договоров учредителями хозяйственного общества: одно, основанное на буквальном толковании действующего законодательства, допускающее участие учредителей хозяйственного общества в заключении корпоративного договора, и другое, отрицающее такую возможность и аргументированное тем, что до момента создания хозяйственного общества его учредители не обладают корпоративными правами, по поводу осуществления которых они могли бы заключить корпоративный договор [1, с. 15; 8, с. 490]. По итогам решения этой проблемы К. О. Осипенко сделан вывод о том, что учредители хозяйственного общества могут заключить корпоративный договор в качестве сторон предварительного договора [9, с. 80].

Нужно согласиться с тем, что до создания хозяйственного общества его учредители не обладают корпоративными правами, а значит, не могут заключить корпоративный договор в том содержании, в котором он определен в ст. 67 ГК РФ. Между тем заключение учредителями хозяйственного общества предварительного корпоративного договора, по нашему мнению, влечет излишние трудности. В связи с этим более целесообразным представляется прямо закрепить в нормах о корпоративных соглашениях положение о том, что договор, заключенный между учредителями хозяйственного общества, вступает в силу с момента учреждения хозяйственного общества, так же как это, например, установлено в семейном законодательстве для определения порядка вступления в силу брачного договора между лицами, желающими вступить в брак

В качестве возможных участников корпоративного договора в науке часто называются будущие участники хозяйственного общества.

Следует отметить, что еще в законопроекте об акционерном соглашении было предусмотрено, что акционерное соглашение может быть заключено лицом, не являющимся акционером на дату заключения акционерного соглашения, в отношении акций, которые это лицо приобретет в будущем. Данная идея нашла поддержку и среди ученых, что подтверждается принятым 29 октября 2007 г. экспертным заключением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, в котором указано, что «проект обоснованно исходит из того, что акционерное соглашение может заключаться как между акционерами, так и будущими (потенциальными) акционерами».

Ученые, поддерживающие идею заключения корпоративного договора будущими участниками хозяйственных обществ, исходят из того, что непреодолимых препятствий для заключения корпоративных соглашений указанными лицами нет [4, с. 10; 5, с. 107]. Напротив, отмечают они, заключение таких соглашений «позволит решить проблему осуществления прав акционера в период между заключением договора об отчуждении акций и переходом прав на них, когда между этими событиями существует значительный разрыв во времени» [10, с. 12].

Вместе с тем даже сторонники этой идеи ввиду отсутствия прямого указания в законе на возможность заключения корпоративного договора данными субъектами отмечают возможные риски признания таких соглашений недействительными. В этой связи в литературе было сделано предложение обеспечивать наличие возможности исполнения обязательства из корпоративного договора заключением предварительного или основного договора купли-продажи акций, доли в уставном капитале хозяйственного общества [4, с. 10]. Также в качестве еще одного варианта ученые предлагали заключать предварительный корпоративный договор [9, с. 90; 11, с. 69].

Специалисты в сфере корпоративного права, возражающие против расширительного толкования понятия «субъект корпоративного договора», как правило, ссылаются на отсутствие у будущего участника хозяйственного общества при заключении договора прав на акции, долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, т. е. предмета договора [2, с. 70].

Следует отметить, что вопрос участия в качестве стороны корпоративного договора будущих участников хозяйственного общества особенно активно обсуждался до появления в ГК РФ нормы о корпоративном договоре. В настоящее время п. 9 ст. 67 ГК РФ предусмотрено, что кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления. К этому договору соответственно применяются правила о корпоративном договоре.

Из системного толкования пп. 1 и 9 ст. 67 ГК РФ следует, что корпоративный договор заключается между участниками хозяйственного общества, тогда как между участниками хозяйственного общества и третьими лицами заключается договор, к которому применяются правила о корпоративном договоре, т. е. договор, отличный по своей правовой природе от корпоративного договора. В этой связи третьи лица, имеющие охраняемый законом интерес (будущие участники хозяйственного общества, инвесторы, кредиторы, иные третьи лица), не могут быть стороной собственно корпоративного договора.

Однако вместе с тем нельзя не отметить, что интерес будущих участников корпора-тивного договора отличен от интереса, которым обладают иные третьи лица, поскольку резюмируется, что будущий участник, в отличие от них, впоследствии приобретет статус участника хозяйственного общества. Соответственно, следует согласиться с авторами, по мнению которых будущие участники хозяйственного общества могут заключить предварительный корпоративный договор [9, с. 90; 11, с. 69].

В качестве еще одного субъекта корпоративного договора в литературе называют номинального держателя ценных бумаг. Согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ (далее — Закон о рынке ценных бумаг), номинальным держателем ценных бумаг является депозитарий, на лицевом счете (счете депо) которого учитываются права на ценные бумаги, принадлежащие иным лицам. Пунктом 4 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг предусмотрено, что номинальный держатель, учитывающий права на ценные бумаги лиц, осуществляющих права по ценным бумагам, вправе совершать действия, связанные с осуществлением этих прав, без доверенности в соответствии с полученными им указаниями (инструкциями) от таких лиц.

Таким образом, из приведенных выше законодательных формулировок следует вывод о том, что определять порядок осуществления корпоративных прав номинальный держатель не вправе, а потому не может быть наделен правом заключать корпоративный договор

В качестве стороны корпоративного договора в литературе выделяют также доверительного управляющего. Частью 11 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг установлено, что управляющий по своему усмотрению осуществляет все права, закрепленные ценными бумагами, являющимися объектом доверительного управления, за исключением случаев, когда договором доверительного управления установлено ограничение на осуществление права голоса.

Ученые, которые рассматривают доверительного управляющего ценными бумагами в качестве стороны корпоративного договора, справедливо указывают на п. 2 ст. 1012 ГК РФ, согласно которому доверительный управляющий, осуществляя доверительное управление имуществом, вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя [7, с. 153]. С учетом того что период управления может быть достаточно длительным по времени, а в целях сохранения имущества доверительный управляющий должен управлять им как можно более эффективно, ему для этого предоставляются практически все те же инструменты, что и собственнику имущества

Указанное свидетельствует о том, что доверительный управляющий ценными бумагами имеет право заключать корпоративный договор, за исключением случая, когда соответствующие права управляющего ограничены договором с выгодоприобретателем.

Наконец, еще одним участником корпоративного договора в литературе называют хозяйственное общество, по поводу осуществления прав участия в котором заключается договор [6, с. 35; 12, с. 11].

По нашему мнению, хозяйственное общество не может быть субъектом корпоративного договора. Как справедливо отмечают ученые, несмотря на то что права на акции, долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью могут переходить непосредственно к самому обществу, распоряжение ими сведено к минимуму [13, с. 77]. Вызывает также вопрос, какое лицо и в каком порядке будет выражать волю самого хозяйственного общества. Если это будут органы управления, то это может создать еще больше корпоративных конфликтов, в целях разрешения которых в большинстве случаев и заключается корпоративный договор. Также примечательно, что еще при обсуждении законопроекта об акционерном соглашении подобная возможность категорически отвергалась Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Таким образом, анализ действующего законодательства и доктрины права позволяет сделать вывод о том, что абсолютное право на заключение корпоративного договора предоставлено только участникам хозяйственного общества. При этом при соблюдении определенных условий к субъектам, которые наделены правом заключить корпоративный договор, следует отнести учредителей хозяйственного общества, договор между которыми вступает в силу только с момента создания хозяйственного общества; будущих участников хозяйственного общества, заключивших предварительный корпоративный договор; доверительного управляющего ценными бумагами, за исключением случаев, когда его права на осуществление соответствующих полномочий ограничены договором доверительного управления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Ломакин Д. В. Договор об осуществлении прав участников хозяйственных обществ как новелла корпоративного законодательства / Д. В. Ломакин // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2009. — № 8. — С. 6-26.
  2. Федоров С. И. Правовое регулирование корпоративных договоров и модернизация гражданского права России / С. И. Федоров // Вестник гражданского права. — 2013. — № 1. — С. 52-96.
  3. Шиткина И. С. Соглашения акционеров (договоры об осуществлении прав участников) как источник регламентации корпоративных отношений / И. С. Шиткина // Хозяйство и право. — 2011. — № 2. — С. 35-46.
  4. Кокорин А. С. Будущий акционер как сторона акционерного соглашения по российскому законодательству / А. С. Кокорин // Безопасность бизнеса. — 2011. — № 2. — С. 9-11.
  5. Рублев В. В. Понятие и правовая характеристика акционерного соглашения как гражданско-правового договора, регулируемого гражданским законодательством России / В. В. Рублев // Современное право. — 2010. — № 9. — С. 102-109.
  6. Корнев И. Акционерное соглашение: заключение, содержание и исполнение / И. Корнев, В. Арутюнян // Корпоративный юрист. — 2010. — № 1. — С. 32-37.
  7. Грибкова Т. В. Акционерные соглашения как средство правового регулирования корпоративных отношений : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / Т. В. Грибкова. — М., 2011. — 238 с.
  8. Афанасьева Е. Г. Корпоративное право : учеб. курс / Е. Г. Афанасьева, В. Ю. Бакшинскас, Е. П. Губин ; отв. ред. И. С. Шиткина. — М. : КноРус, 2011. — 1120 с.
  9. Осипенко К. О. Договор об осуществлении прав участников хозяйственных обществ в российском и английском праве / К. О. Осипенко. — М. : Инфотропик Медиа, 2016. —173 с.
  10. Плеханов В. К вопросу о соглашениях акционеров : интервью / В. Плеханов, М. Распутин, В. Кузнецов ; беседовали И. Балабуев, А. Каширин // ЭЖ-Юрист. — 2009. — № 44. — С. 12-13.
  11. Черленяк Р. Н. Договор об осуществлении прав участников ООО. Проблемы заключения и последствия нарушения / Р. Н. Черленяк // Арбитражная практика. — 2012. — № 9. — С. 66-70.
  12. Бородкин В. Г. Гражданско-правовое регулирование корпоративного договора : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. Г. Бородкин. — М., 2015. — 31 с.
  13. Долинская В. В. Изменения в акционерном законодательстве / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2006. — № 11. — С. 72-80.
  14. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019)
  15. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «Об акционерных обществах»
  16. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «Об обществах с ограниченной ответственностью»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *