СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ КАК ОДИН ИЗ ОСНОВНЫХ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В ОБЛАСТИ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА

Статья посвящена исследованию организационных и правовых основ проведения судебного контроля в таможенных органах Российской Федерации. Раскрыто определение и механизм осуществления судебного контроля, как способа обеспечения законности в области таможенного дела. Обозначены проблемные вопросы законодательства, решение которых приведет к значительному увеличению эффективности судебного контроля в указанной сфере.

СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ КАК ОДИН ИЗ ОСНОВНЫХ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В ОБЛАСТИ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА

ГРНТИ – 72.15.41, 10.63.65

Андриенко Анастасия Ивановна

Ростовский филиал Российской таможенной академии

Юридический факультет

студент магистратуры г. Ростов-на-Дону, Россия

E-mail: n7281@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

Статья посвящена исследованию организационных и правовых основ проведения судебного контроля в таможенных органах Российской Федерации. Раскрыто определение и механизм осуществления судебного контроля, как способа обеспечения законности в области таможенного дела. Обозначены проблемные вопросы законодательства, решение которых приведет к значительному увеличению эффективности судебного контроля в указанной сфере.

Ключевые слова: судебный контроль, способы обеспечения законности, таможенное дело

В деятельности органов исполнительной власти Российской Федерации (далее – РФ), в том числе в таможенных органах, обеспечение законности представляет собой систему специальных мер, направленных на выявление, раскрытие и устранение нарушений принципа законности.

Соблюдение законности таможенными органами и (или) их должностными лицами является одной из основополагающих идей при реализации ими задач и функций в области таможенного дела.

Одним из наиболее значимых способов обеспечения законности не только в области таможенного дела, но и во всех областях общественных отношений является «судебная защита» или «судебный контроль».

Судебный контроль как способ обеспечения законности в области таможенного дела, представляет из себя правовую оценку действий и решений таможенных органов, их должностных лиц, в выявлении нарушений законности, прав и законных интересов участников внешнеэкономической деятельности, условий и причин их порождающих, принятие мер по восстановлению нарушенных прав и законных интересов, а также в привлечении виновных лиц к ответственности.

В целях защиты таможенными органами государственных интересов в судах Федеральной таможенной службой был разработан особый порядок, устанавливающий права, обязанности должностных лиц, представляющих интересы таможенного органа в судах.

Интересы таможенного органа в суде представляются должностными лицами правового подразделения, указанного таможенного органа, действующих в рамках полномочий предоставленных доверенностью.

Стадией применения такого способа обеспечения законности, как судебный контроль является процесс рассмотрения исковых заявлений, где таможенный орган является ответчиком.

На данном этапе обжалуется правомерность принятия органом решений в области таможенного дела, действий (бездействия) таможенных органов и их должностных лиц, а также постановления о назначении санкции за совершение административного правонарушения или преступления в области таможенного дела.

В пределах своей компетенции судебный контроль за таможенными органами осуществляют в пределах своей компетенции все виды судов Российской Федерации: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, арбитражные суды, суды общей юрисдикции.

Конституционным Судом РФ осуществляется судебный контроль за деятельностью таможенных органов в процессе рассмотрения жалоб на нормативно-правовые акты ФТС России или правоприменительную практику таможенных органов.

Порядок рассмотрения жалоб в Конституционном Суде РФ регламентируется Федеральным конституционным законом от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [2], в соответствии с ним Решения Конституционного Суда РФ окончательны, не подлежат обжалованию и пересмотру.

Верховный Суд РФ в порядке судебного контроля рассматривает жалобы на действия (бездействия), решения принятые таможенным органами в области таможенного дела, постановления о назначении наказания за правонарушения и преступления, как федерального органа исполнительной власти.

Суды общей юрисдикции рассматривают жалобы на неправомерные действия таможенных органов и их должностных лиц, а также жалобы на вынесенные постановления о назначении наказаний за нарушение таможенных правил.

Арбитражными судами рассматриваются жалобы на решения, действия (бездействие) таможенных органов и их должностных лиц в тех случаях, когда заявитель намерен защитить свои нарушенные и оспариваемые права, и законные интересы в области коммерческой деятельности. Порядок рассмотрения таких споров предусмотрен Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ) [5].

Исходя из статистических данных Южного таможенного управления за период 2017-2018 года (см. рис. 1), можно сделать вывод о том, что больше 50 % решений по делам, рассматриваемых судебными органами приняты в пользу таможенного органа.

Рис. 1.

Несмотря на данное обстоятельство всё же существует процент решений, принимаемых не в пользу таможенного органа, что может свидетельствовать о существовании проблемных вопросов действующего таможенного и иного законодательтсва РФ.

В настоящее время особо остро стоят 4 вопроса.

Вопрос № 1. О противоречии пункта 2 статьи 268 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее – ТК ЕАЭС) [6] и пункта 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства».

Пунктом 2 статьи 268 ТК ЕАЭС не предусмотрено такое основание для прекращения обязанности по уплате таможенных платежей в отношении временно ввезенных транспортных средств для личного пользования как неправомерное завладение (хищение, угон) транспортным средством.

В то же время в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – Пленум № 18) указано, что обстоятельством, исключающим обязанность по уплате таможенных платежей, также может признаваться неправомерное завладение (хищение, угон) транспортным средством, в результате которого невозможен его обязательный вывоз.

Несмотря на то, что Федеральным конституционным законом от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» [3] Верховный суд Российской Федерации не наделен полномочиями по изданию нормативных правовых актов, в соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 5 указанного Федерального конституционного закона Пленум Верховного Суда Российской Федерации вправе рассматривать материалы анализа и обобщения судебной практики и давать судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации. Соответствующие разъяснения являются обязательными для судов.

В правоприменительной практике ЮТУ сложилась ситуация, при которой таможенные органы отказывают в прекращении обязанности по уплате таможенных платежей в связи с хищением транспортного средства для личного пользования, поскольку соответствующее основание не предусмотрено ТК ЕАЭС, однако суды со ссылкой на пункт 37 вышеуказанного Пленума № 18 удовлетворяют требования истца о прекращении указанной обязанности.

Вопрос № 2. Принятие новых доказательств арбитражными судами, не раскрытых на стадии таможенного контроля.

  1. В текущем году для таможенных органов ЮТУ остро встал вопрос отмены положительных судебных актов в связи с предоставлением заявителями в заседаниях Арбитражного суда Северо-Кавказского округа новых документов.

Необходимо отметить, что данная проблема актуальна также и для судов первой и апелляционной инстанций, однако, принимая во внимание, что нормы АПК РФ при производстве в суде кассационной инстанций, в отличие от других инстанций, не подразумевают предоставление суду новых доказательств, прежде всего, хотелось бы остановиться именно на практике Арбитражного суда Северо-Кавказского округа.

По судебным делам по заявлениям ООО «N» о признании незаконными решений о корректировке таможенной стоимости товаров обществом на стадии производства в суде апелляционной инстанции представлены копии экспортных деклараций, на стадии кассационной инстанции — переводы данных документов, заверенные консулом Генерального консульства Российской Федерации в Гуанчжоу.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, несмотря на то, что данные документы не приобщил к материалам судебного дела, однако сослался на них в постановлении, которым отменил принятые в пользу таможни судебные акты и направил дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Так суд указал: «Кроме того, в судебном заседании суда кассационной инстанции представитель заявителя пояснил, что декларант располагает копиями экспортных деклараций продавца товара, в которых указаны цены вывоза спорной продукции при экспорте из Китая. При этом оригиналы указанных деклараций, заверенные Посольством Китая, представлены на обозрение окружного суда»;

«Указанные сведения и доводы лиц, участвующих в деле, подлежат проверке при новом рассмотрении дела на основе устанавливаемых судом фактических обстоятельств и первичных доказательств, представляемых сторонами».

В ходе рассмотрения данных судебных дел в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа нарушены положения частей 3,4 статьи 65 АПК РФ, поскольку новые доказательства, на которые сослалось ООО ««N», предоставлены таможенному органу в процессе судебного разбирательства.

Таможенный орган был лишен процессуального права на заблаговременное ознакомление с доказательствами, на которые ссылается заявитель, и представление возражений по существу содержащихся в них сведений.

Обязывая суд первой инстанции дать оценку представленным в ходе заседания суда кассационной инстанции доказательствам (экспортная декларация) Арбитражный суд Северо-Кавказского округа грубо нарушил положения пункта 11 вышеуказанного постановления Пленума № 18 о том, что новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа.

Как указал Европейский суд по правам человека в постановлении по жалобам № 5623/09, 12460/09, 33656/09 и 20758/10 «Трапезников и другие против Российской Федерации», правовая определенность предполагает уважение принципа res judicata…, то есть принципа окончательности решений. Данный принцип подчеркивает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и имеющего обязательную силу судебного решения исключительно в целях проведения повторного слушания и нового рассмотрения дела.

Полномочия вышестоящего суда по пересмотру должны осуществляться в целях исправления судебных ошибок, последствий ненадлежащего отправления правосудия, а не в целях повторного рассмотрения дела по существу. Пересмотр не стоит рассматривать как скрытую апелляцию, и простая возможность существования двух взглядов на один предмет не может являться основание для повторного рассмотрения. Отклонение от данного принципа оправдано только в тех случаях, если такую необходимость порождают обстоятельства существенного и аргументированного характера.

Аналогичная позиция сформирована Верховным Судом Российской Федерации в определении от 07.04.2017 № 309-ЭС14-923.

Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904, суд округа, направляя дело на новое рассмотрение, поставил истца в преимущественное положение, дав ему возможность представить для приобщения к материалам дела дополнительные доказательства, которые тот не представил ранее при отсутствии к тому уважительных причин, и умалил тем самым права ответчика по первоначальному иску, создав условия процессуального неравенства сторон, нарушив принципы диспозитивности и равноправия.

Действия суда кассационной инстанции поощряют злоупотребление обществом процессуальными правами, поскольку указанные документы не были представлены ни при декларировании товара, ни по запросу таможенного органа, ни в ходе рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций.

Фактически суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, освободил заявителя от неблагоприятных последствий несовершения требуемых законом процессуальных действий, предоставив ему не предусмотренную процессуальным законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов и обоснования заявленных требований.

Данный вывод подтверждается определением Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2016 № 308-ЭС16-4570 по делу № А63-3604/2015.

2. Учитывая тот факт, что Арбитражный суд Северо-Кавказского округа принимает новые доказательства, дабы избежать отмены вышестоящим судом, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд также пошел по пути принятия новых доказательств, не исследуя вопрос о том, почему они не представлены в арбитражный суд первой инстанции.

Например, по судебным делам по заявлениям ООО «N1» о признании незаконным бездействия таможенного по внесению изменений в ДТ (по существу рассматривалась правомерность корректировки таможенной стоимости товаров) только по ходатайству ООО «N1» суд апелляционной инстанции откладывал рассмотрение апелляционной жалобы таможни 5 раз.

При этом в определениях от дд.мм.гг. прямо указано, что данные ходатайства мотивированы получением ООО «N1» дополнительных документов.

По ходатайству общества Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом приобщены к материалам судебных дел копии экспортных деклараций, что стало причиной принятия судебных актов не в пользу таможенного органа.

Данный факт свидетельствует как о нарушении части 2 статьи 268 АПК РФ, а также пункта 11 вышеуказанного постановления Пленума № 18. По сути, решения, действия (бездействие) таможенного органа признаются незаконными на основании документов, которые на момент принятия указанных решений (совершения действий) у него отсутствовали.

При наличии у участников ВЭД новых документов, которые, по их мнению, подтверждают заявленные сведения о таможенной стоимости, они вправе обратиться в таможню в соответствии с административной процедурой, предусмотренной Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289, инициировав внесение изменений в ДТ.

Соответствующие разъяснения изложены в пункте 29 постановления Пленума № 18, определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2018 № 303-КГ18-118.

Однако новые документы и сведения заявителями представляются в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, минуя таможенный орган.

Своими действиями участники ВЭД побуждают арбитражный суд подменять собой таможенные органы и проводить таможенный контроль.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, принимая от заявителей новые доказательства, указывая на необходимость их исследования судами нижестоящих инстанций, поощряет данные неправомерные действия, возлагая на арбитражные суды не свойственные им функции.

Вопрос № 3. Необоснованное расширение предмета спора по судебным делам, связанным с внесением изменений в сведения о таможенной стоимости.

На основании пункта 29 вышеуказанного постановления Пленума № 18, в порядке, предусмотренном Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289 [1], от участников ВЭД в таможенные органы стали поступать заявления о внесении изменений в ДТ, в первую очередь, касающиеся определения таможенной стоимости товаров.

При обжаловании отказа таможни во внесении указанных изменений, арбитражные суды продолжают давать оценку решениям о корректировке таможенной стоимости товаров, отмечая, что первоначально представленных при подаче ДТ документов и сведений было достаточно для принятия заявленной таможенной стоимости, таможенным органом выбран неверный источник ценовой информации для расчета скорректированной таможенной стоимости товаров и т.д.

В то же время, как указал Верховный Суд Российской Федерации в определении от 14.06.2018 № 303-КГ18-118: «таможенный орган должен был принять меры к рассмотрению заявления о внесении изменений в ДТ, оценить правомерность корректировки таможенной стоимости, произведенной им ранее, с учетом документов, представленных ООО «N2».

Таким образом, при рассмотрении споров, связанных с внесением изменений в ДТ, суды правомочны давать оценку принятому решению о корректировке таможенной стоимости товаров только в той части, в какой указанные в нем сведения опровергаются документами, представленными вместе с заявлением о внесении изменений в ДТ.

Вопрос № 4. Наличие противоречий в Решении Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289 [1].

Согласно подпункту «а» пункта 18 Порядка внесения изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары, утвержденного Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289 (далее – Порядок), заявление о внесении изменений в ДТ должно поступить в таможенный орган до истечения срока нахождения товаров под таможенным контролем.

В соответствии с пунктом 16 Порядка срок рассмотрения заявления о внесении изменений в ДТ составляет 30 календарных дней.

Пунктом 17 Порядка определено, что таможенный орган, рассматривающий заявлений, проводит таможенный контроль.

Таким образом, в случае подачи декларантом заявления о внесении изменений в ДТ за день до истечения срока нахождения товаров под таможенным контролем, его действия являются правомерными. Одновременно, с учетом необходимости проведения таможенного контроля, и установленных сроков для рассмотрения данного заявления, таможенный орган лишен возможности внесения изменений в ДТ в связи с истечением срока нахождения товара под таможенным контролем.

Таким образом, при очевидном злоупотреблении декларантом своими правами, отсутствии у таможенного органа реальной возможности для внесения изменений в ДТ, бездействие таможенного органа будет признано незаконным по формальным основаниям.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что задачи обеспечения законности в области таможенного дела необходимо решать с помощью совершенствования таможенного законодательства и иного законодательства, используемого таможенными органами при осуществлении своих полномочий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289. Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».
  2. Федеральный конституционный законом от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (в ред. от 29.07.2018). Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»;
  3. Федеральным конституционным законом от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» (в ред. от 30.10.2018). Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»
  4. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ (в ред. от 30.10.2017). Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»;
  5. «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 № 95-ФЗ (в ред. 25.12.2018). Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»;
  6. «Таможенный кодекс Евразийского экономического союза» (приложение № 1 к Договору о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза от 11.04.2017). Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»;
  7. Федеральный закон от 03.08.2018 № 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».
  8. Приказ ФТС России от 26.06.2018 № 990 «Об утверждении Положения об организации в таможенных органах работы по защите государственных интересов и интересов таможенных органов в судах».
  9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства». Режим доступа: СПС «Консультант Плюс»;
  10. Информационно-аналитические обзоры, подготовленные правовым отделом Южного таможенного управления за 2017-2018 годы.
  11. Васильев Ф. П., Смирнов А. В. Современные особенности обеспечения законности в подразделениях Органов Внутренних Дел и их регулирование // Бизнес в законе, 2013, № 2. С. 164 — 169.
  12. Гордиенкова Е.В. Становление и развитие таможенного права в современной России // История российской правовой системы и правовой культуры. Архангельск, 2015.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *