ВЛИЯНИЕ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ФАКТОРА НА СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ СТРАН КАК ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИНТЕГРИРОВАННОГО ПРОЦЕССА

В статье приводятся сведения об экономическом и политическом положении стран евразийского пространства в контексте напряженных отношений с Европой и Западом. Страны ЕАЭС оказались втянуты в торговые войны Запада и России, под удар попадает стабильность и крепость сотрудничества евразийских стран. Автором статьи предпринята попытка определить тактические действия и направления по урегулированию политических конфликтов, для повышения экономического интеграционного процесса и укрепления международных отношений в странах ЕАЭС.

ВЛИЯНИЕ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ФАКТОРА НА СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ СТРАН КАК ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИНТЕГРИРОВАННОГО ПРОЦЕССА

УДК 327

Алиев Уалит Саламатович

кандидат юридических наук, магистр психологии,

соискатель кафедры международной безопасности

и внешнеполитической деятельности России

Институт права и национальной безопасности РАНХиГС

Факультет национальной безопасности

г. Москва, Россия

E-mail: firrein@mail.ru

INFLUENCE OF MILITARY-POLITICAL FACTOR ON COOPERATION OF THE EURASIAN COUNTRIES AS THE EFFECTIVENESS OF THE ECONOMIC INTEGRATED PROCESS

 Aliev Ualit Salamatovich

PhD of law, Master of Psychology, Applicant at the International

Security and Russian Foreign Policy Activities Chair, National Security

Department, Institute of Law and National Security, RANEPA

MoscowRussia

E-mail: firrein@mail.ru

АННОТАЦИЯ:

В статье приводятся сведения об экономическом и политическом положении стран евразийского пространства в контексте напряженных отношений с Европой и Западом. Страны ЕАЭС оказались втянуты в торговые войны Запада и России, под удар попадает стабильность и крепость сотрудничества евразийских стран. Автором статьи предпринята попытка определить тактические действия и направления по урегулированию политических конфликтов, для повышения экономического интеграционного процесса и укрепления международных отношений в странах ЕАЭС.

ANNOTATION:

The article provides information on the economic and political situation of the countries of the Eurasian space in the context of tense relations with Europe and the West. The EAEU countries were drawn into the trade wars of the West and Russia; stability and the strength of cooperation between Eurasian countries are under attack. The author of the article made an attempt to determine tactical actions and directions for resolving political conflicts in order to increase the economic integration process and strengthen international relations in the EAEU countries.

Ключевые слова: политическое напряжение, Запад, Россия, торговые войны, санкционная политика, сотрудничество

Keywords: political tension, West, Russia, trade wars, sanctions policy, cooperation

Актуальность. Важным компонентом новой эпохи стало военно-политическое напряжение между Востоком и Западом, проявляемое через всевозможные санкции и торговые войны, причем сейчас масштаб их стал настолько велик, что стало уместно говорить о глобальной торговой войне. Ударила она и по Евразии, и если страны ЕАЭС хотят в ней выстоять, обсуждение совместного ответа на вызовы следует начинать уже сейчас.

Отметим, что главным экономическим органом стран постсоветского пространства является Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который был создан в 2015 году. К основным направлениям деятельности относятся: формирование общего энергетического рынка, либерализация автомобильного транспортного рынка, доступу к газотранспортной системе, правила субсидирования сельского хозяйства. За столь небольшое время функционирования позитивная динамика очевидна: после США и Китая ЕАЭС — третий партнер Европейского союза (экспорт составил 51 %). Интерес КНР весьма повысился в ЕАЭС. В 2016 году КНР вложила 26 млрд. долл., из них 21,5 в Казахстан [1].

Значение происходящих в глобальной экономике процессов далеко выходит за рамки простого передела рынков. Торговые войны прошлого были неглобальными, нацеленными на передел влияния в отдельных секторах экономики, не ставя под вопрос систему в целом. Их участники всячески избегали перевода торговых противоречий в политическое и тем более военно-политическое русло. Сейчас санкции и торговые войны становятся инструментом в борьбе ключевых государств мира за влияние в формирующейся новой глобальной архитектуре не только экономики, но и политики.

Стартовой точкой нынешней глобальной волны торговых войн стала санкционная политика США и Евросоюза против России, когда политические и экономические цели были практически неотделимы. Механизм антироссийских санкций стал моделью для всех современных торговых войн, в которых приоритетными являются как раз экономические, а не политические интересы.

Но общее то, что торговые войны подразумевают изменение режима т.н. «свободной торговли» вне рамок существующих глобальных регулятивных институтов и прежних договоренностей на основании национальных политических решений.

Страны Евразии были втянуты в торговые войны с момента введения Западом экономических санкций против России. Ситуацию обострило стремление Москвы обеспечить благоприятный для себя режим торговли в пространстве Новой Евразии, которое во многом являлось защитной реакцией против международных санкций. Но разрастание масштабов и охвата торговых войн только усугубит возникающие риски, главными из которых являются:

— увязка политических решений и экономического поведения, в чем все более убеждаются и Россия, и Азербайджан, и Казахстан, оказавшийся под исключительно мощным давлением под «антикоррупционным» соусом.

— сужение возможностей экономического маневра без политических последствий. Любое экономически мотивированное действие начинает рассматриваться сквозь призму политических решений. Примером этого являются отношения в формате Союзного государства России и Белоруссии.

Говорить о торговых войнах и о санкционной политике по отдельности, вероятно, уже не имеет смысла. Это комплексный феномен, связанный с началом разрушения ключевых институтов мировой торговли на основании национальных или коалиционных политических решений.

Попытки противодействовать дискриминационной политике Запада за счет ответных симметричных действий являются среднесрочно неэффективными, хотя потенциал контрсанкций далеко не исчерпан. Но возможности получения Россией или другими странами ЕАЭС экономических и политических дивидендов от таких действий будут незначительны по сравнению с потенциальным негативом.

Главной задачей ближайшего времени должно стать укрепление доверия между политическими руководителями ключевых стран Евразии, активно задействованных в интеграционных процессах. Это доверие объективно было поколеблено и санкциями, и политическими манипуляциями, инициированными извне. Нужно признать частичный успех санкционной политики с точки зрения ухудшения климата доверия и замедления интеграционных процессов в Евразии. Требуются серьезные усилия по восстановлению эффективного управленческого процесса в интеграционных институтах.

Длительный процесс турбулентности на мировых рынках представляется неизбежным, что создаст для Евразии ощутимые риски замедления экономического роста и кризиса инвестиционного интереса к проектам в Евразии. Эти риски усугубляются объективной неготовностью политических элит стран ЕАЭС к углублению интеграции. Кроме того, начинаются болезненные переходные периоды в руководстве ряда стран ЕАЭС.

В этих условиях требуется система тактических действий, которая бы повышала востребованность ЕАЭС как потенциального союзника в глобальных торговых войнах, но одновременно усиливала бы защищенность экономик стран ЕАЭС от негативного воздействия глобальных торговых войн. Для стран ЕАЭС ключевым фактором, осложняющим экономический маневр в условиях глобальной экономической турбулентности и усиливающим остроту воздействия санкций, является ощутимый кризис экономического и политического доверия в отношениях государств региона.

Это существенно обостряет риски, связанные с международными и локально-национальными санкциями, затрудняя продвижение общеевразийских экономических интересов через систему международных экономических институтов.

Страны ЕАЭС должны исходить из возможности реализации наихудшего сценария развития ситуации, когда процесс введения торгово-инвестиционных ограничений в любых формах примет неконтролируемый характер. Это создаст прямые проблемы с доступом стран ЕАЭС не только к рынкам как таковым, но и к инвестиционному и оборотному капиталу, учитывая, что финансовая сфера объективно для большинства стран ЕАЭС является самым уязвимым элементом экономики.

С начала 2017 года между странами-участницами возникли серьезные политические трения, вплоть до цивилизационных конфликтов.

Позитивная динамика в отношениях между Россией и другими членами союза (кроме Казахстана) в большей степени зависит от способности Москвы оказывать финансовую поддержку и предоставлять льготные кредиты. Долгое время Москва прощала долги своим союзникам, предоставляла огромные кредиты и существенную финансовую поддержку. В последнее время все изменилось: из-за сложной экономической ситуации Россия больше не может оказывать финансовую поддержку партнерам по ЕАЭС.

Так к примеру, последняя не согласованность между Россией и Белоруссией, вновь показала серьезные трудности в рамках альянса, так как Белоруссия «давно является главным стратегическим и цивилизованным союзником России». В России, в частности в Москве, Белоруссию называли «младшим братом», а Минск часто прибегал к «Тактике прошения», требующая дополнительных экономических и политических привилегий от «старшего брата». Москва привыкла к этому шагу; снова и снова «по просьбе президента Г. А. Лукашенко». Охлаждение отношений между «братьями» началось с заявлений президента Белоруссии о «братской Украине», борющейся за свою независимость; россияне приняли это, как заявление о помощи.

Другие российские политики даже признают, что Г. А. Лукашенко делал подобные заявления, чтобы убедить Запад в чем-то: якобы, Белоруссия не является чужой страной. А через несколько дней российские государственные СМИ сообщили, что Белоруссия может выйти из евразийского объединения.

Так же без согласия других членов Евразийского экономического союза Белоруссия ввела безвизовый въезд для граждан восьмидесяти стран, в том числе тридцати девяти европейских стран, а также Бразилии, Индонезии, США, Японии и других. Но между Москвой и Минском существует режим свободного передвижения: иностранцы, прибывающие в Белоруссию без виз, могут свободно въезжать в Россию.

В Москве издан указ об установлении контроля на границе с Белоруссией. В указе говорится, что это решение было принято с целью «создания необходимых условий для охраны государственной границы Российской Федерации».

Как считают некоторые аналитики «российско-белорусские отношения» находятся «на ранней стадии недопонимания». В будущем, если стороны не придут к соглашению, Евразийский экономический союз будет постепенно терять свою мощь в развитии экономического потенциала [2].

Одной из основных проблем, негативно влияющих на развитие сотрудничества между странами ЕАЭС, является неравномерное социально-экономическое развитие государств-членов. В конце 2017 года Россия продемонстрировала один из самых низких темпов роста ВВП (до пересмотра Росстата на 1,6%), который является «основой» Союза и оказывает решающее влияние на его развитие. Только Кыргызстан (1,1%) смог опередить его, при этом в 2-4 раза отстав от всех других участников ЕАЭС — Белоруссии (3,7%), Казахстана (4,1%) и Армении (6,2%). Более того, Российская Федерация уступает всем странам ЕАЭС не только по темпам роста ВВП, но и по темпам роста промышленного производства, который в прошлом году рос быстрее, чем экономика в целом. Сохранение такого дисбаланса в течение достаточно длительного времени может поставить под сомнение экономическое лидерство Москвы и ее способность выступать локомотивом евразийской интеграции.

В целом увеличение взаимной торговли на 30 процентов в условиях острейшего военно-политического противостояния между Россией и Западом за последние полвека, безусловно, является одним из главных достижений ЕАЭС за первые четыре года его существования. Другие успехи включают формирование интеграционных институтов и, прежде всего, Евразийской экономической комиссии, а также принятие в 2018 году нового Таможенного кодекса, который значительно упростил таможенные операции. Важным фактором для «зависимых от мигрантов» стран ЕАЭС (Кыргызстан, Армения) стало создание общего рынка труда, что значительно улучшило условия труда их граждан в России и Казахстане.

Проблемы развития ЕАЭС включают торговые барьеры, которые, несмотря на четыре года существования Союза, все еще сохраняются во всех союзных государствах, контрабанду товаров из третьих стран (ЕС, Китай), а также торговые конфликты между членами союза [3].

Выделим несколько принципиальных направлений развития взаимодействия в рамках ЕАЭС и иных интеграционных проектов, направленных на смягчение негативного воздействия дальнейшего продолжения нынешней политики:

Первое. Необходимо существенное повышение уровня защищенности и устойчивости финансовых систем стран ЕАЭС и, при возможности, партнеров. Почти не вызывает сомнений, что продолжение торговых войн и нарастание санкционной политики приведет к возникновению масштабного глобального финансового кризиса, в рамках которого возможен серьезный отток ликвидности с рынков стран Евразии.

Второе. Необходимо создать и в кратчайшие сроки апробировать систему, гарантирующую устойчивые взаиморасчеты, но не только между странами-членами ЕАЭС (что не является сложной задачей), но и между странами ЕАЭС и их партнерами. Принципиально важной является возможность включения в данную систему стран, взаимодействующих с ЕАЭС по формуле ЕАЭС+1. Эта система должна оставаться полностью дееспособной даже в условиях затрудненного доступа к глобальным рынкам капитала.

Третье. Требуется внедрение и апробация системы политической, организационной и инвестиционной поддержки экспорта, прежде всего, связанного с деятельностью совместных предприятий и предприятий с высокой коллективной составляющей добавленной стоимости конечного продукта (первоначально, возможно, на базе Союзного государства России и Беларуси). Как часть данной системы весьма желательно создать хотя бы пилотную версию механизма страхования и хеджирования инвестиционных рисков на внешних рынках при осуществлении проектов в реальном секторе.

Четвертое. Нужно развитие механизмов антидемпингового регулирования не только внутри ЕАЭС, но и с распространением действия этого механизма на партнеров союза. Стратегическим результатом такого диалога могла бы стать институционализация единой антидемпинговой политики. В случае коллапса ВТО (что должно рассматриваться как вполне реалистический сценарий), странам ЕАЭС, вероятно, придется сделать два шага назад к формату ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле существовало до конца 1980-х гг. и было заменено ВТО), превратив этот формат в некое «мини-ВТО» для себя и своих партнеров.

Пятое. Целесообразен пересмотр форматов присутствия ЕАЭС в мире. Открытие представительств ЕАЭС в крупнейших глобальных экономических центрах с информационно-консультационными функциями. Безусловно, это является чисто имиджевым действием, но такие действия могут иметь существенное политическое значение, особенно в случае, если удастся выработать общую экспортную стратегию. Сейчас более чем когда-либо есть реальная возможность бороться за признание ЕАЭС как глобально значимого института, и под такой статус необходимо уже сейчас развертывать определенную инфраструктуру [4].

В заключении отметим, что в экономической динамике стран ЕАЭС наблюдается как номинальная так и реальная конвергенция. Кроме того, сближение стран ЕАЭС по важнейшим макроэкономическим индикаторам позволяет сделать заключение о возрастающей схожести экономических систем, что является основанием для дальнейшего углубления интеграционных процессов, формирования единой институциональной среды и общих рынков.

Среди стран ЕАЭС лидером является Россия, развитие которой оказывает непосредственное влияние на рост национальной экономики. В связи с этим приоритетная задача в области создания единого институционального пространства – устранение барьеров и снятие ограничений в различных сферах предпринимательской деятельности для полномасштабного участия производителей стран ЕАЭС в процедурах государственных (муниципальных) закупок в независимости от страны регистрации субъекта хозяйствования.

В последнее время Россия находится в военно-политическом противостоянии со странами Запада, это вызвано было санкциями и торговыми войнами. В связи с этим под влиянием оказываются и страны ЕАЭС, и их экономическая деятельность.

Отметим, что, несмотря на экономический характер ассоциации, ЕАЭС вызывает негативное отношение в Вашингтоне и Брюсселе, которые считают его своим геополитическим конкурентом в Евразии. Западная пресса ЕАЭС либо вообще игнорирует, либо дает негативные оценки. И это говорит о том, что геополитическое создание ЕАЭС было крупным успехом, прежде всего, для России и членов – государств союза на евразийском пространстве.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Геополитика России в контексте Евразийского сотрудничества // http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/326/geopolitika-rossii-v-kontekste-evrazijskogo-sotrudnichestva-8699
  2. Развал ЕАЭС не за горами? (2017 г.) // https://topwar.ru/113272-razval-eaes-ne-za-gorami.html 
  3. Товарная структура торговли внутри ЕАЭС более сбалансирована, чем внешняя // https://www.ritmeurasia.org/news—2019-05-31—tovarnaja-struktura-torgovli-vnutri-eaes-bolee-sbalansirovana-chem-vneshnjaja-42956
  4. Как странам ЕАЭС выжить в условиях «глобальной торговой войны» — эксперты // https://www.caravan.kz/news/kak-stranam-eaehs-vyzhit-v-usloviyakh-globalnojj-torgovojj-vojjny-ehksperty-475648/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *