РИМСКИЙ СЛЕД В АНГЛИИ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

В наши дни Великобритания наделена исключительным политическим и культурным авторитетом; с позиции дней давно минувших, Англия – прекрасная иллюстрация того, как римская традиция сосуществовала и влияла на варварскую (германскую и кельтскую).

Автор рассматривает историю Англии в контексте общеевропейских процессов рецепции античного культурного наследия. Анализ предложенной вниманию темы демонстрирует, насколько глубоким было влияние общественных, политических, культурных достижений Древнего Рима на английскую действительность.

РИМСКИЙ СЛЕД В АНГЛИИ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

УДК: 94(37+410)

Марченко Владимир Сергеевич

магистрант

Таганрогский институт имени А. П. Чехова (филиал) РГЭУ (РИНХ)

кафедра английского языка, факультет иностранных языков

г. Таганрог, Россия

Email: mvs-1994@yandex.ru

THE ROMAN TRACE IN ENGLAND: HISTORICAL AND CULTURAL ANALYSIS

Marchenko Vladimir Sergeevich

Master’s student

Taganrog Institute named after A. P. Chekhov (a branch of RSUE)

Department of English, Faculty of Foreign Languages

Taganrog, Russia

Email: mvs-1994@yandex.ru

АННОТАЦИЯ:

В наши дни Великобритания наделена исключительным политическим и культурным авторитетом; с позиции дней давно минувших, Англия – прекрасная иллюстрация того, как римская традиция сосуществовала и влияла на варварскую (германскую и кельтскую).

Автор рассматривает историю Англии в контексте общеевропейских процессов рецепции античного культурного наследия. Анализ предложенной вниманию темы демонстрирует, насколько глубоким было влияние общественных, политических, культурных достижений Древнего Рима на английскую действительность.

АBSTRACT:

Great Britain is nowadays endowed with political and cultural authority, influencing the world; looking back at history, England is a perfect illustration of the coexistence of Roman and Barbarian customs, as well as Roman influence on Barbarians.

The author views English history in the light of pan-European processes on the Ancient heritage inclusion. The analysis shows that the Roman influence on England was significant, while considering their society, policy, culture.

Ключевые слова: Древний Рим, Англия, римское право, христианство, латынь

Keywords: Ancient Rome, England, Roman law, Christianity, Latin

Цель статьи – исследовать влияние Античности на Британию через призму релевантных достижений Древнего Рима, которые послужили базисом современной западной цивилизации, и дать этому влиянию характеристику.

Феномен, именуемый западной цивилизацией, был выстроен на серьезном и прочном фундаменте. Одним из его ключевых компонентов, если не самым главным, явилось римское наследие – материальные и духовные достижения, воспитанные либо впитанные одноименным государством, которое на протяжении многих веков являлось гегемоном Средиземноморья и всего античного мира.

Анализ истории Древнего Рима позволяет выделить следующие основные элементы актуального для наших дней наследия:

  1. республика (от латинского словосочетания “res publica”, «дело народа») – при республиканской форме правления единственным источником власти по закону является народное большинство, а сама власть осуществляется избранными народом на определенный срок представительными органами [13, с. 360];
  2. право – основные положения римского права на много столетий пережили то общество, которое его породило [10, с. 219];
  3. античная культура – культура Римского государства развивались в общем русле античной цивилизации, первым воплощением которой стала Древняя Греция;
  4. территориальный охват и инфраструктура – варвары, наследники обширных территорий Римской империи, эксплуатировали ее дороги и архитектурные сооружения;
  5. религия – христианство на протяжении многих веков являлось одним из столпов цивилизации и по сей день оказывает колоссальное влияние на жизни миллионов людей;
  6. язык – латынь утвердилась в богослужении и сфере науки, а ее народная, «вульгарная» разновидность послужила основой для языков романской группы индоевропейской семьи (итальянского, сардинского, испанского, португальского, каталанского, французского, провансальского, ретороманского, румынского, молдавского, далматинского) [18, с. 252, 257].

Поскольку данный перечень актуален для целого ряда государств, анализ указанных аспектов в рамках истории одной конкретной страны представляет особенный интерес. И Англия идеально подходит для этой роли. Во-первых, современная Великобритания наделена исключительным политическим и культурным авторитетом. Во-вторых, по меткому утверждению А. Стронина, «Англия во всех отношениях середина между романцами и германцами: середина – географически, середина – этнографически, середина – лингвистически, середина – в религиозном отношении» [16, с. 330].

Реализация вышеуказанной цели предполагает рассмотрение общей исторической схемы Англии с акцентом на выявленных элементах римского наследия.

Прежде всего, кратко охарактеризуем географическое положение Британии как региона. Британские острова – группа из примерно 5500 островов, расположенных к северо-западу от Евразии, между Атлантическим океаном и Северным морем. Они занимают площадь около 325 тыс. кв. км (для сравнения, площадь всей Европы составляет приблизительно 10 млн кв. км). На крупнейших островах, Великобритании и Ирландии, ныне находятся одноименные государства [15, с. 25-26].

Островное положение играло важную роль в истории Англии. Как подчеркивает К. Дэниел, Северное море и Английский канал (пролив Ла-Манш) неоднократно выступали естественным барьером на пути иноземных захватчиков [7, с. 14].

Отметим, что расстояние между Лондоном, столицей Великобритании, и Римом по прямой (дистанция авиаперелета) составляет 1434 км (использованы данные электронного ресурса www.raschet-rasstoyanie.ru). По меркам Античности и Средневековья, это огромные цифры, даже если не учитывать островное положение Британии. Так, дистанция между Римом и немецким Падерборном, находящимся на юго-востоке от знаменитого и достаточно отдаленного, с точки зрения древних римлян, Тевтобургского леса, где в 9 г. н. э. были разгромлены легионы Августа, – 1129 км (использованы данные электронного ресурса www.airinme.com).

По справедливому замечанию Дж. Блэка, этническая история Британских островов первого тысячелетия до н. э. весьма туманна [3, с. 20]. В научной среде также ведутся дискуссии касательно предшествовавшего этому тысячелетию периода. Так, Н. С. Широкова упоминает о проблеме радикальной трансформации британской культуры, особенно погребальных сооружений, около 1500 г. до н. э. Явное сходство инвентарей местных и континентальных курганов дало некоторым специалистам повод утверждать, что именно к этому времени относится так называемая первая волна протокельтского завоевания Британских островов. Однако большинство исследователей сдвигают ее к X в. до н. э., связывая первую волну с обнаружением бронзовых мечей среднерейнского типа в районе устья Темзы [19, с. 151-152].

Вторую волну кельтского вторжения на территорию современной Англии принято относить к середине VIII в. до н. э., а третью – к середине VI в. до н. э. Многие племена кельтов (думноны, добуны, ордовики и другие) появились на Британских островах в промежутке между V и I вв. до н. э. [19, с. 152].

Последний этап вторжения (I в. до н. э.) примечателен тем, что выходит из сферы исключительной компетенции археологов. Процессы переселения племен белгов, почти совпавшие с британскими экспедициями легионов будущего диктатора Гая Юлия Цезаря, оказались задокументированы самим Цезарем в его «Записках о Галльской войне». Данные кельтские этносы получили название от северо-восточного района Галлии – Белгики. Культура белгов, встреченная Цезарем на территории Британии, являла собой относительно высокий уровень первобытной цивилизации с развитой экономической жизнью [19, с. 152].

Не подлежит сомнению то, что более сложная и близкая к «государственной» общественная организация наблюдалась в более населенной южной Англии. Это напрямую связано с географией земледелия (самые подходящие для него земли лежат на западе и юге острова Великобритания). К моменту римского вторжения, то есть ко второй половине I в. до н. э., в Англии обитало примерно 2 млн человек [3, с. 20]. Население составляли кельтские племена бриттов и гаэлов, или гэлов, говорившие на различных кельтских языках [9, с. 46].

Относительная изоляция Британии от континента нарушилась в I в. до н. э. вследствие военной и торговой экспансии Римского государства. Территория Галлии, находившейся по другую сторону Ла-Манша, была присоединена к римским владениям легионами Цезаря. Система дорог, пронизавших Галлию, в том числе упростила процесс торговли с Британией. Между тем, как заметил Р. Осборн, развитие торговли и транспортной инфраструктуры сделало регион уязвимым для масштабного римского вторжения [14, с. 150].

Легионы Цезаря дважды высаживались на юге Британии – в 55 и 54 гг. до н. э. По мнению Н. С. Широковой, эти экспедиции следует считать важным подготовительным этапом на пути к предстоявшему завоеванию региона. «Цезарь познакомил римлян с природой и географией острова, нашел удобные гавани для высадки флота, изучил особенности тактики ведения боя, применявшейся британцами, и выработал военные приемы, с помощью которых им можно было противостоять», – считает исследователь [19, с. 166].

Механизмы романизации продолжали функционировать и после того, как Цезарь покинул Британию. Между местным населением и римлянами налаживались оживленные торговые связи, в регионе росло экономическое влияние империи. Памятуя об агрессивной политике предшествовавших лет и столетий, следует заключить, что процесс постепенного накопления Римом знаний о природных, географических и внутриполитических особенностях Британии мог закончиться только открытой экспансией [19, с. 174].

Начало прочному завоеванию было положено императором Клавдием в 43 г. н. э. Римляне колонизировали страну. Прежде всего, это выразилось в устройстве многочисленных военных лагерей, послуживших затем основой для развития английских городов. К исходу I в. н. э. территория римской колонии расширилась до рек Глотга (совр. Клайд) и Бодотрия (совр. Форт) и включила район современных шотландских городов Эдинбург и Глазго [9, с. 46-47]. Таким образом, юг и восток острова был покорен, север и запад превратились в милитаризованную зону, а крайний север избежал даже этой участи [14, с. 164].

Этап римского владычества занял в общей сложности менее четырех столетий. В начале V в., уже на заключительной стадии существования Западной Римской империи, которая характеризовалась нарастающим внутренним кризисом и территориальным распадом, легионы навсегда покинули Британию.

Что же они оставили после себя? Прежде всего, систему городов и транспортную инфраструктуру – связывающие их дороги. Города Лондиниум (совр. Лондон), Линдум (совр. Линкольн), Эборакум (совр. Йорк) стали центрами локальной цивилизации, исполняя политическую, торговую, культурную и религиозную функции – христианство, ставшее в IV в. официальной религией империи, обрело немало последователей и до основной, «саксонской» волны его распространения на территории региона (VI-VIII вв.) [3, с. 23].

Романизация определенно затронула высшие социальные слои: местная элита охотно перенимала римскую культуру и образ жизни [3, с. 23-24]. В сельской местности на юге и востоке появились римские, или римско-британские виллы, представлявшие собой функциональные, прибыльные хозяйства. Их владельцами зачастую были не представители кельтской верхушки, а отставные легионеры и имперские чиновники [14, с. 165-166].

Единый свод законов служил дополнительным унифицирующим фактором для покоренных Римом территорий, в том числе для провинции Британия. С одной стороны, в так называемых «муниципиях» (второразрядные города империи) избранные представители местного населения могли получить руководящую должность (а с ней и римское гражданство). Такие должности предполагали определенную ответственность за разрешение малозначимых преступлений, тяжб, надзор за состоянием общественных зданий. С другой стороны, дела, касавшиеся интересов двух римских граждан, либо являвшиеся серьезными нарушениями, передавались в римские суды, которые заседали в «колониях» (важнейших городах империи) [14, с. 162].

Резюмируя сказанное, следует заметить, что экспансия Рима на Британские острова – скорее оккупация, а не вторжение с последующим заселением. Выстроенная империей система поддерживалась в регионе лишь силой оружия, оставаясь чуждой для широких масс местных жителей. После ухода легионов из Британии римская культура практически исчезла, уступив место германской [14, с. 167, 169].

Великое переселение народов и военно-политическое ослабление Римской империи – два взаимосвязанных процесса – привели к масштабному перемещению и перемешиванию этносов на территории Европы. Как одно из следствий, около середины V в. Британия подверглась вторжению западногерманских племенных союзов – англов, саксов и ютов, до того времени пребывавших на континенте. Борьба с бриттами завершилась лишь в конце VI – началу VII вв. История языка, известного сегодня как английского, восходит именно к моменту переселения германцев (V в.) [9, с. 47].

Следует заметить, что процессы активного формирования английского языка начались одновременно с падением Западной Римской империи. Он испытал серьезное воздействие со стороны латыни, как непосредственное (сферы богослужения и науки), так и опосредованное – через французский язык. По оценкам Т. Грин, не менее 60 % английских слов имеют античные (греческие или латинские) корни [1, c. 9].

Дж. Блэк акцентирует внимание исследователей на нехватке разного рода источников, прежде всего письменных, которые имели бы отношение к Британии V в. «Далек от разрешения вопрос о том, в какой степени следует подчеркивать преемственность или разрыв между римской Британией и Британией после ухода римлян. В частности, неясно, происходили ли в то время масштабные переселения [германских] племен или вторжения небольших групп воинов», – отмечает Дж. Блэк [3, с. 27].

Ко второй половине VI в. на территории современной Англии образовалось примерно тридцать небольших королевств. В VII в. за счет укрупнения их число сократилось до семи: Кент (ютское), Уэссекс, Суссекс, Эссекс (саксские), Нортумбрия, Восточная Англия, Мерсия (англские). В 829 г. Эгберт, король Уэссекса, объединил всю страну под своей властью [17, с. 186].

Первоначально, еще до экспедиций Гая Юлия Цезаря, в Британии были распространены кельтские религиозные верования. Позднее на территории современной Англии они смешались с римскими [3, с. 23]. Вторые, как и следовало бы ожидать от языческих культов, формально проявляли терпимость к первым. Но когда кельтские верования становились символом сопротивления, империя принимала меры (здесь мы можем провести параллели с преследованиями христиан, подрывавших авторитет власти императора, в первые века нашей эры). Так, были уничтожены друидические сообщества на валлийском острове Англси, а их священные места и рощи подвергнуты осквернению [14, с. 167].

Ни кельтские, ни римские культы не обладали территориальной организацией или строго организованной догматической системой. Между тем, последние еще до христианства связали Британию с континентом, равно как и распространенный среди легионеров культ Митры, посланца бога света, который имел персидские корни [3, с. 23].

По состоянию на VII в. произошла окончательная христианизация региона, прочно интегрировавшая его в общее культурное поле средневековой Европы. Определенную роль сыграла римская миссия папы Григория Великого (597 г.), но главная заслуга принадлежит ирландской церкви и ее миссионерам. А вот в Голландию, Германию и Скандинавию христианство принесли уже английские миссионеры, перехватившие у ирландцев пальму первенства. С конца VII в. крупные города Англии обзаводились монастырскими церквями, позднее стали возникать и приходские (X-XI вв.) [3, с. 34-35].

По итогам многолетних войн с Данией Англия была ей завоевана (начало XI в.), однако спустя непродолжительное время Датская империя распалась, и на английском престоле вновь оказались представители Уэссекской династии [17, с. 186].

В 1066 г. королем Англии стал Вильгельм, герцог Нормандский, и вплоть до 1154 г. власть над страной принадлежала его потомкам. Затем она перешла к отдаленно родственной французской династии Плантагенетов (Анжуйской). Анжуйская династия и ее ответвления – Ланкастеры и Йорки – оставались на троне Англии до 1485 г. [17, с. 309-310].

Из предыдущего абзаца логическим образом следует, что с XI в. для английской языковой среды был характерен трилингвизм. Иными словами, в различных социальных слоях и сферах деятельности также использовались латинский и французский языки, при этом несомненно их влияние на активно развивавшийся английский.

Области использования всех трех языков были в той или иной степени разграничены. Носителем французского была знать, как чужеземная (нормандская дружина Вильгельма Завоевателя, сподвижники Плантагенетов и т. д.), так и англоязычная, стремившаяся не отставать от франкоговорящих монархов и их окружения. При этом французский оставался, главным образом, языком повседневного общения аристократии, а английский – наиболее широко распространенным языком других слоев населения Англии [2, с. 157-158].

Что же касается латыни, она использовалась по большей части для написания документов. Это было связано с тем, что клирики (священнослужители), основные носители латинского языка, умели писать, читать и считать. Как следствие нехватки грамотных людей, они занимали высокие должности. Лишь с XIII–XV вв. миряне постепенно вытесняют клириков [2, с. 158].

Здесь следует уделить некоторое внимание роли римского юридического наследия в контексте средневековой Англии. Общее мнение исследователей по данному вопросу лучше всего отражает следующая цитата из статьи В. В. Богатырева: «Историко-культурные корни современного западного права складывались на почве созданного в Римской империи римского права, оказавшего существенное влияние на обычное право франков, англов, германцев» [4, с. 179].

Иными словами, римское право в той или иной мере постепенно заменяло архаические обычаи европейских этносов. Будучи комплексным, целостным учением (в отличие от королевского, феодального, городского права), римское юридическое наследие в большинстве случаев не применялось непосредственно (реалии сильно изменились), его только изучали и толковали [8, с. 208].

Ряд исследователей, в их числе А. А. Жданов, считает, что «английское право неизбежно эволюционировало в направлении, схожем с общеевропейским развитием». Локальные процессы активного вовлечения земли в торговый оборот (особенно в середине 40-х гг. XVI в.), отмирание феодального строя и феодальных классов не обходились без рецепции (восприятия, усвоения) римского права [8, с. 209]. Роль последнего, когда речь заходит об Англии, в отечественной науке принято считать второстепенной. Однако некоторые исследователи, например, Ю. В. Недилько, оспаривают данную точку зрения [12, с. 23].

Так, Ю. В. Недилько подчеркивает, что в XI-XII вв. римское право преподавали в соборной школе Йорка как полноценную дисциплину. К середине XII в. влияние римского права только возросло – вследствие некоторых предпосылок. Во-первых, появились центральные суды, низведшие значение местных саксонских до минимума. Во-вторых, было произведено разделение церковных и светских судов, благодаря чему в первых получили свободное распространение нормы римского и канонического права. В-третьих, юридической практикой занимались достаточно образованные для своего времени люди, то есть обладавшие клерикальным или университетским образованием (а следовательно, знакомые с латинскими понятиями) [12, с. 23].

Даже после реформирования системы юридического образования в Англии (с 1292 г.), приведшего к ограничению влияния римского и канонического права на собственно английское, первое продолжало оставаться востребованным. Это доказывает, например, тот факт, что английские юристы, подражая римлянам, выводили общие правила из собственной судебной практики [12, с. 23-27].

В заключении своей книги «История Британских островов» Дж. Блэк, перечисляя элементы британской идентичности, говорит о верховенстве Парламента и монархии [3, с. 503]. Что касается последней, параллели с Римской империей неуместны, поскольку монархия на протяжении многих веков оставалась наиболее популярным государственным строем в мире. А вот Парламент, безусловно, является институтом, которому надлежит уделить особенное внимание.

В первом параграфе данной работы рассматривалось понятие «республика». При республиканской форме правления единственным источником власти по закону является народное большинство, а сама власть осуществляется представительными органами, избранными народом на определенный срок [13, с. 360]. Английский Парламент – старейший и один из наиболее знаменитых представительных органов Европы.

Уникальность Парламента заключается в исторически сложившемся сочетании либеральных (выборных) и аристократических элементов. Аристократическое начало, Палата лордов, формировалась на невыборной основе из лиц дворянского происхождения. «Либеральное» начало (обозначение условно, поскольку в контексте Средневековья нельзя говорить даже о минимальных свободах) связано с учреждением в 1343 г. Палаты общин, выбираемой из представителей рыцарского и городского сословий [11].

Аристократическое происхождение Парламента позволяет провести аналогию с республиканскими порядками Древнего Рима. Сенаторы-патриции зависели от поддержки и согласия плебеев, однако «всегда оставляли последнее слово за собой» [14, с. 159].

Прообразом Парламента (и, собственно, палаты лордов, из которой он изначально состоял) считают уитенгамот («совет мудрых»), совещательный орган при монархе из представителей знати и духовенства. После нормандского завоевания роль выразителя аристократических настроений исполнял Большой королевский совет (Magnum Concilium). Его функцией была выработка совместных решений по наиболее значимым вопросам, затрагивавшим интересы и короля, и баронов [11].

Основой же для создания Парламента стала идея ограничения власти короля, заложенная в Великую хартию вольностей (Magna Carta, 1215 г.). Этот знаменитый памятник подвел черту под длительным противостоянием баронов и короны при Иоанне Безземельном (1199-1216). Победу землевладельцев закрепило учреждение совета из 25 баронов (Commune Concilium Regni), призванного следить за тем, как монарх исполняет Великую хартию. А в 1265 г. появился так называемый «совет королевства», места в котором получили не только бароны и епископы, но и представители рыцарства и городов. Начиная с 1295 г., работа Парламента стала регулярной [11].

Король Эдуард III (1327-1377 гг.) внес свой вклад в конституционное развитие общественно-политической жизни Англии, наделив Палату общин решающим голосом при установлении налогов [6, с. 190].

Переходя от частного к общему, отметим, что Великобритания характеризуется современной моделью государственного управления, которую считает оптимальной и принимает большинство стран мира. Ее три главных компонента –

  1. выборный орган власти;
  2. законодательство, обязательное для всего населения;
  3. единая система судов и судопроизводства [6, с. 189].

Согласно М. Р. Габитову, общая последовательность реализации элементов данной модели всеми использующими ее государствами (Англия, Франция, Германия, Нидерланды, Испания, США и др.) описывается одной схемой:

  1. юридическое закрепление права собственности на землю;
  2. учреждение государственного представительного органа (Парламент, Сенат, Генеральные штаты и т. д.), поначалу выражавшего интересы собственников земли, а затем всего населения;
  3. установление равноправия всех граждан с целью проведения равных выборов;
  4. создание единой системы судов и судопроизводства [6, с. 189].

Аналогичная модель вырисовывается при рассмотрении истории Древнего Рима, кратко описанной в первом параграфе. Римское государство оформилось в процессе борьбы за землю сельскохозяйственного назначения. Одновременно с этим были заложены основные принципы и институты современного западного общества:

  1. право собственности на землю (закреплено римским кадастром «Табулес цензуалес» царя Сервия Туллия, VI в. до н. э.);
  2. юридическое равноправие жителей Древнего Рима (установлено Законами XII таблиц, 450 г. до н. э.);
  3. государственный представительный орган, Сенат, который был представлен равноправными землевладельцами и определял политику державы;
  4. единая система судов и судопроизводства [6, с. 189-190].

Примечательно, что данная система впервые была реализована задолго до появления христианства (VI в. до н. э.). Таким образом, политико-юридический фундамент современной западной цивилизации имеет исключительно светское происхождение.

Указанную схему прекрасно подкрепляют факты не только римской, но и английской истории.

    1. Вильгельм Завоеватель в годы английского правления (1066–1087 гг.) утвердил право собственности на землю для своей знати.
    2. По тогдашним феодальным нормам каждый сеньор имел право судить своего вассала. Меры Вильгельма привели к появлению множества независимых местных судов.
    3. При внуке Вильгельма Генрихе II (1154–1189 гг.) было кодифицировано и систематизировано английское право. В частности, Генрих, не отменяя местные суды, создал параллельный королевский суд с установленными правилами и порядком действий.
    4. Злоупотребления королей касательно налоговой политики привели к конфликтам с крупными земельными собственниками. Победа последних была закреплена Великой хартией вольностей (1215 г.) и созданием Национального совета, принимавшего апелляции при нарушении чьих-либо прав. Позднее это инспирировало учреждение Парламента [6, с. 190].

В 1455 г. Англия была втянута в так называемую «Войну Алой и Белой розы» – феодальную усобицу между родами Ланкастеров и Йорков, которая с перерывами длилась до 1485 г. Как итог, к власти пришла франко-валлийская династия Тюдоров, имевшая родство с Ланкастерами. Правление Тюдоров заняло более столетия, оборвавшись на бездетной королеве Елизавете I (1603 г.) [17, с. 311-312].

Начиная с XVI в., Европа вступила в новый период, известный как эпоха Возрождения, или Ренессанс. Его характерными чертами были пробуждение интереса к античной культуре, гуманизация и деклирикализация общества. Английские ученые вновь открыли для себя труды греческих и римских авторов. С возникновением школ латинской грамматики эти труды стали доступны более широкому кругу населения [7, с. 198-199].

В заключение следует упомянуть о церковных реформах короля Генриха VIII (1509-1547 гг.), по инициативе которого Англия порвала с Римской католической церковью [7, с. 165]. Как считает С. В. Булгаков, англиканский строй в воображаемой общехристианской системе занимает среднюю позицию – ближе к протестантскому (а Реформация зародилась и нашла свое преимущественное распространение в германских княжествах), чем римско-католическому. Вместе с тем, англиканская церковь сохранила многие молитвы, символические действия и обряды, не принимаемые протестантами [5, с. 157].

Последующая история Британских островов уже не представляет существенного интереса, поскольку выходит за рамки указанной проблемы (влияние Рима и его наследия на регион).

Исходя из всего сказанного, анализ общей исторической схемы Англии в контексте обозначенной ранее модели наследования римских достижений следует представить следующим образом:

  1. республика – наличие такого представительного органа, как Парламент, дает возможность проводить определенные параллели между политическим устройством Англии (Великобритании) и Римского государства;
  2. право – несмотря на своеобразие английской юридической системы, ее развитие происходило в общеевропейском русле и отчасти инспирировалось римским правом, поскольку с ним были знакомы лица, определявшие это развитие;
  3. античная культура – всплеск интереса к ней коррелирует с общеевропейской эпохой Возрождения;
  4. территориальный охват и инфраструктура – Англия располагается на территории бывшей римской провинции Британия, и элементы римской инфраструктуры, устроенной колонизаторами (дороги, крепостные сооружения, города), частично сохранились до наших дней;
  5. религия – Англия, равно как и континентальная Европа, подверглась в свое время колоссальному влиянию христианства; англиканский богослужебный строй является своеобразным компромиссным вариантом, симбиозом римско-католической и протестантской церкви.
  6. язык – латынь играла значимую роль в богослужении (до церковных реформ Генриха VIII) и науке, а также серьезно повлияла на процессы становления и развития английского языка, прежде всего, его лексического уровня.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Green T. M. The Greek & Latin Roots of English. – Lanham, Boulder, New York, Toronto, London: Rowman & Littlefield, 2015. – 236 p.
  2. Бакалдина Е. В. Трилингвизм в Англии XV в. (на материале регламента «Черная книга Эдуарда IV») // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. 2009. № 3. С. 157-163.
  3. Блэк Дж. История Британских островов. – СПб.: Евразия, 2008. – 540 с.
  4. Богатырев В. В., Лукьянова Н. А. Роль и место стран – лидеров цивилизационного процесса в развитии права // Вестник Владимирского юридического института. 2010. № 2 (15). С. 177-182.
  5. Булгаков С. В. Справочник по ересям, сектам и расколам. – М.: Современник, 1994.
  6. Габитов М. Р. Закономерности становления западной государственности как основа координации общетеоретического юридического курса // Российский юридический журнал. 2010. № 3 (72). С. 188-193.
  7. Дэниел К. Англия. История страны. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. – 480 с.
  8. Жданов А. А. Доверительная собственность и проблема рецепции римского права в средневековой Англии // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2002. № 6 (245). С. 208-223.
  9. Ильиш Б. А. История английского языка. – М.: Высшая школа, 1968. – 420 с.
  10. Ковалев С. И. История Рима. Новое издание, исправленное и дополненное. Под ред. проф. Э. Д. Фролова. – СПб.: ООО «Издательство “Полигон”», 2002. – 864 с.
  11. Косых Е. С. Палата лордов: история формирования и эволюция судебных полномочий // Universum: общественные науки. 2014. № 6 (7) [электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/palata-lordov-istoriya-formirovaniya-i-evolyutsiya-sudebnyh-polnomochiy (Дата обращения: 15.07.2019)
  12. Недилько Ю. В. Особенности формирования и толкования английского права в период Средневековья // Юристъ – Правоведъ. 2015. № 4 (71). С. 23-27.
  13. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2001. – 520 с.
  14. Осборн Р. Цивилизация. Новая история Западного мира. – М.: АСТ: Астрель, 2010. – 764 с.
  15. Ощепкова В. В., Шустилова И. И. Краткий англо-русский лингвострановедческий словарь: Великобритания, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия. – М.: Флинта: Наука, 1999. – 176 с.
  16. Стронин А. Политика как наука. – СПб., 1872. – 530 с.
  17. Сычев Н. В. Книга династий. – М.: АСТ: Восток-Запад, 2008. – 959 с.
  18. Тронский И. М. Очерки из истории латинского языка. – М., Л.: Издательство Академии наук СССР, 1953. – 272 с.
  19. Широкова Н. С. Кельтская Британия и Рим после походов Цезаря (втор. пол. I в. до н. э. – перв. пол. I в. н. э.) // Мнемон: Исследования и публикации по истории античного мира. 2007. № 6. С. 151-174.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *