АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РФ: ГДЕ СЛАБОЕ ЗВЕНО В СИСТЕМЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ?

В статье анализируются статистические данные о преступности в 2015-2016 гг., рассматриваются особенности криминальной обстановки в России и эффективности деятельности правоохранительных органов по противодействию преступности.

АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РФ: ГДЕ СЛАБОЕ ЗВЕНО В СИСТЕМЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ?

ГРНТИ: 10

 

Кривохижа Елена Витальевна,

Южный федеральный университет

студентка юридического факультета

E-mail: elena.kriv2014@yandex.ru

 

 

АННОТАЦИЯ:

В статье анализируются статистические данные о преступности в 2015-2016 гг., рассматриваются особенности криминальной обстановки в России и эффективности деятельности правоохранительных органов по противодействию преступности.

 

Ключевые слова: преступность, эффективность противодействия преступности, правоохранительные органы, система правоохранительных органов, «слабое звено» в системе правоохранительных органов.

 

В любом государстве, и Российская Федерация здесь не исключение, стоит проблема противодействия преступности. Сохраняющийся рост преступных посягательств, направленных против личности, собственности, государственной власти, общественной и экономической безопасности, а также связанных с коррупцией, является одним из основных источников опасности национальной безопасности России в настоящее время [1]. Данную ситуацию можно объяснить влиянием множества криминогенных факторов, связанных с экономической, социально-психологической, культурной и иными сферами общественной жизни. Поэтому я считаю актуальной тему, смысл раскрытия которой заключается в том, чтобы проанализировать тенденцию преступности в Российской Федерации и попытаться выявить слабое звено в системе правоохранительных органов. Под системой правоохранительных органов понимается совокупность взаимосвязанных государственных органов, создаваемых для охраны права путем применения соответствующих санкций [2].

Данная тема разрабатывается многими учеными, юристами (Ильин А.Е., Прокофьева Т.В., Чимов З.В.), однако нельзя не акцентировать внимание на том, что данные, которые они используют, в своих работах устаревают с каждым годом, и данная проблема нуждается в регулярном исследовании.

Объектом моего исследования являются тенденции преступности за аналогичные периоды с января по ноябрь 2015 и 2016 гг.

Предметом исследования является анализ состояния преступлений, их вида, количества, а также выделение, благодаря изучаемым статистическим данным, вероятного слабого места в системе правоохранительных органов РФ.

Целью работы является анализ динамики преступлений, их изменение, а также выявление недостаточно прочных мест в системе правоохранительных органов.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

  • изучить состав и количество совершаемых преступлений, на основе статистики сайта МВД РФ;

  • выявить сущность динамики преступлений, ее развитие;

  • определить «слабое звено» в системе правоохранительных органов.

Полагаю, что анализ статистических данных должен привести к логическому умозаключению о неэффективном звене в системе правоохранительных органов.

Для правильного анализа преступности, как правило, стоит начать с фиксации числа зарегистрированных за отчетный период (год) преступлений, совершенных преступными организованными сообществами и числом выявленных лиц [3]. Благодаря тому, что на протяжении последних лет принципиальная позиция руководства МВД России состоит в том, чтобы максимально объективно отражать официальную статистику о количестве совершаемых в России преступлений, мы имеем возможность провести данный анализ и вывести искомую нами мысль [4].

В 2015 году, на основе статистических данных сайта МВД РФ, было зарегистрировано 2163,4 тыс. преступлений. При этом при публикации этой информации авторами делается сноска на то, что данное число увеличилось по сравнению с прошлым годовым периодом на 8,4% (отмечен рост в 74 субъектах, снижение только в 9). Однако за период 2016 года, то есть на январь-ноябрь в 2016 г. было зарегистрировано всего лишь около 2006,7 тыс. преступлений, что является подтверждением факта, что в большинстве регионов наблюдалось снижение регистрируемых преступлений (отмечается около 74 субъектов, в которых выделена данная тенденция, при этом рост отмечен в 11).

Что можно сказать на основании этой статистической информации на начальном этапе? В целом эти данные, можно оценивать по-разному. Во-первых, с позиции, что правоохранительные органы выполняют ответственно свою работу и преступлений становится все меньше, поэтому их число в официальной статистике понизилось.

Однако, как мне кажется, допустить такую точку зрения в полной мере не представляется возможным, так как мы не рассматриваем достоверными данными о том, сколько преступлений не зарегистрировано, сколько неправильно квалифицировано на начальном этапе расследования и чем завершилось расследование (т.е. было ли преступление вообще).

Анализируя статистику МВД, стоит отметить, что органами внутренних дел в 2015 г. за период января-ноября выявлено 89,7% от общего числа зарегистрированных преступлений, а также, что 5% из них – на стадии приготовления и покушения (всего 97,8 тыс. правонарушений) [5].  В 2016 г. – это число превысило девяносто процентов – 93,6%, а на стадии приготовления и покушения упало до 4,1% (77,9 тысячи преступлений) [6].

Это также подтверждает тот факт, что способность системы правоохранительных органов эффективно выполнять свою работу увеличивается, в частности повышается роль органов внутренних дел в данной сфере. Кроме того, косвенно мы можем видеть, что сократилась регистрация заявлений о преступлениях – это, в свою очередь, говорит нам о том, что-либо разработки в данной части не находят своего применения, либо что, как я и указывала выше, уменьшается общее количество преступлений. То есть и эти статистические данные подтверждают описанные выше выводы, сделанные на основании сравнения только одной части информации.

В свою очередь можно провести параллели между регистрацией преступлений в республиканских, краевых и областных центрах, значительная часть которых в 2015 г.  составляет – 915,14 тыс. (42,3%), а в 2016 г. – свыше 41,5%; пятая часть же часть правонарушений в 2015 г., зарегистрированных в сельской местности составляет — 461,9 тыс. преступлений (21,4%), что в свою очередь на 9,1% больше, чем за январь-декабрь 2014 г. Примерно такая же картина наблюдается и в настоящее время — 21,8% — 438,1 тыс. Мы видим, что практически не произошло каких-либо изменений. Но нужно отметить, что пусть и медленно, но число этих преступлений снижается.

Рассматривая отдельные виды преступлений можно отметить, что удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений сократился с 22,1%, в январе-ноябре 2015 г., до 21, 4%, в январе-ноябре 2016 г. Что также можно отнести к двойственному пониманию, изложенному выше: действительно ли правоохранительные органы работают так качественно или же они не затрагивают ту сферу, где развивается преступность?

При работе с информацией также можно выяснить что, по сравнению с январем-ноябрем 2015 г. на 4,1% сократилось число преступлений экономической направленности [7]. Всего зарегистрировано 106 тыс. (в 2015 г. – 109,3 тыс.) преступлений данной категории, удельный вес которых в общем числе зарегистрированных составил 5,3%. Материальный ущерб от указанных преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил около 349,89 млрд руб. Тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили около 63,0%. Подразделениями органов внутренних дел выявлено 91,5 тыс. преступлений экономической направленности, их удельный вес в общем массиве составил 86,4%. Итак, из вышеуказанного можно сделать вывод, что, несмотря на общее уменьшение количества преступлений в экономической сфере, объем материального ущерба все-таки увеличивается, что нельзя оценивать ни в коем случае положительно, ведь такой убыток наносит развитию нашего государства, его экономике, значительный вред, и пренебрежение к этому вопросу может иметь далеко идущие последствия, роль которых можно оценивать только в негативном ключе. Рассматривая данную проблему, можно предположить, что ее решение соотносится с тем, что правоохранительные органы или же не имеют доступа к той сфере, где эти преступления совершаются, или же при сокращении числа, увеличивается объем материальных ценностей, на которые покушаются преступники, что говорит только о том, что, несмотря на довольно большую массу зарегистрированных преступлений, работу правоохранительных органов можно признать в некотором смысле неудовлетворительной.

В целом, можно констатировать, что тенденция к устойчивому снижению уровня преступности сохраняется, что можно видеть также на примере так называемой «уличной» преступности. Так, в общественных местах преступлений зарегистрировано меньше почти на 9,3% по отношению к прошлому году — 730,2 тыс. по сравнению с 791,9 тыс. Из них: на 11,7% сократились кражи, на 17,3% стало меньше грабежей, почти на четверть (23,6%) сократилось число разбойных нападений на граждан.

Правоохранительными органами выявлено свыше 186,7 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что, по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. меньше на 15,5%. Кроме того, на 16,7% уменьшилось число выявленных преступлений, совершенных с целью сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Что же касается массива нераскрытых преступлений, то их показатель по сравнению с прошлым годом сократился на 4,4%, из этого количества на тяжкие и особо тяжкие преступления приходится 21,6% (в 2015 г. – 22,9%). Данную статистику мы можем рассматривать в качестве положительной. Но,  следует учесть то обстоятельство,  что в настоящее время сокращается также  число раскрываемых преступлений прошлых лет – на 8,8%. Этот факт не позволяет нам также констатировать положительный эффект от работы правоохранительных органов.

Также, несмотря на позитивные результаты в снижении уровня преступности и числа нераскрытых дел, следующего из анализа статистических данных представленных выше, в январе – ноябре 2016 года было зарегистрирован прирост практически на 12,7% преступлений экстремистской направленности, число которых приблизилось к 1358 тыс.

Многие эксперты отмечают, что наиболее благодатной почвой для экстремизма в настоящее время является молодежная среда. Громкие преступления молодых экстремистов вызвали широкий общественный резонанс. Данное мнение подтверждает статистика МВД – ФСБ, согласно которой более 90% членов экстремистских организаций – молодые люди в возрасте до 30 лет. Они же составляют 80% всех совершавших преступления экстремистской направленности, в т.ч. убийства по мотивам национальной, расовой и религиозной ненависти. При этом более половины из них – несовершеннолетние [8].

Зачастую, характеризуя преступления экстремистского характера, исламский экстремизм, исламский терроризм и исламский радикализм употребляют в качестве синонимов. Однако радикализм это политологическое понятие, представляет собой политическое течение, ориентирующееся на проведение решительных демократических реформ в рамках существующего строя. Это более широкое понятие, чем экстремизм, означающий приверженность в политике к крайним взглядам и методам. Иными словами, экстремизм может являться частью радикализма, а может и не проявляться в этом политическом движении. Фактически экстремизм — крайняя форма радикализма. Терроризм, в свою очередь, представляющий собой крайнюю форму экстремизма, означает политику и практику устрашения политических противников, выражающуюся в физическом насилии, вплоть до уничтожения. В отличие от умеренного радикализма терроризм выходит за рамки правового поля и является одной из самых опасных угроз безопасности существующего строя и территориальной целостности государств [9].

В 2015 — 2016 годах в городах Москве, Санкт-Петербурге, Рязани, Самаре, Московской, Орловской, Кировской областях и некоторых других регионах страны органами МВД и ФСБ вскрыты и ликвидированы подпольные ячейки таких международных террористических организаций как «Хизб-ут-Тахрир-аль-Ислами», «Ат Такфир Валь-Хиджра», «Исламская партия Туркестана». Пресечена преступная деятельность ряда лиц, планировавших организацию серии террористических актов, в том числе в Москве в период проведения майских праздничных мероприятий и Чемпионата мира по хоккею 2016 года.

Реализация в 2015 году комплекса антитеррористических мер, направленных на предупреждение террористических угроз, позволила достичь сокращения террористической активности на территории Российской Федерации в 2,5 раза – с 84 преступлений в 2014 году до 36 в 2015 году. Спецслужбами и правоохранительными органами предотвращено 35 преступлений террористической направленности, изъято более тысячи единиц огнестрельного оружия, свыше трех с половиной тонн взрывчатых веществ; обезврежено 189 самодельных взрывных устройств. При оказании вооруженного сопротивления уничтожено 170 боевиков, задержано 814 бандитов и их пособников. В три раза по сравнению с предыдущим годом увеличилось число лиц, склоненных к отказу от террористической деятельности. На 1 января 2016 года в Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством запрещена деятельность 70 организаций: 46 из них, включая международные («Нурджулар», «Ат-Такфир Валь-Хиджра», «Таблиги Джамаат» и др.), признаны экстремистскими, а 23 организации (ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра» и др.) и одно преступное сообщество (структурное подразделение «Правого  сектора» на территории Республики Крым) – террористическими [10].

Данная ситуация фактически отражает, не только слабое место в системе правоохранительных органов, как можно определить исходя из простого сравнения, но также она дает нам понятие об изменении уровня совершения конкретно этого рода преступлений.

Приведенные факты дают понимание уровня такого рода преступлений, что обусловлено как мировой ситуацией, где борьба с терроризмом становится на первый план в связи с увеличением создания террористических организаций и обострением межнационального вопроса, так и ситуацией, развивающейся в отдельных регионах нашей страны. На данный момент, я думаю, именно эта область является одной из самых проблемных и требующих особого внимания, как государства, так и всей системы правоохранительных органов в целом.

Чтобы выделить слабое звено в системе правоохранительных органов, попытаемся проанализировать данные предоставленные МВД РФ за 2015 – 2016 гг., касающиеся результатов деятельности отдельных органов внутренних дел.

В сводных таблицах статистических данных представлены два больших блока:

  1. Полиция, подразделения и лица в нее входящие (участковые уполномоченные полицией, ППС, органы дознания, ГИБДД, органы вневедомственной охраны, уголовный розыск, оперативно-сыскные подразделения и т. д.).
  2. Следователями ОВД.

При сравнении по первому блоку можно увидеть, что в 2015 г. преступлений или же уголовных дел, в котором установлен правонарушитель — 1128993, что в свою очередь меньше, чем в 2016 г. — 1154101, где указанное число больше примерно на 2,2%. То есть в целом раскрываемость преступлений именно этим блоком имеет положительную динамику. Однако далее мы можем наблюдать, что данная тенденция имеет переменчивый характер и зачастую неутешительный результат: подразделения ППС в прошлом году раскрыли около 80705 дел, при этом в 2016 г. это количество насчитывает только около – 79676; участковыми уполномоченными полиции в январе-ноябре 2015 г. установлено 322494, а в аналогичный период 2016 г. – 321379; органами дознания в 2015 г. – 11117, при этом в 2016г. – всего лишь 8210, что составляет примерно только 74% от прошлогодних показателей; но при установлении лиц, совершивших преступления, ГИБДД мы наблюдаем положительную динамику – разница составляет приблизительно 29% в положительную сторону; показатели вневедомственной охраной, по сравнению с 2015 г. (53790), упали в аналогичный период настоящего года (46676 дел) практически на  13%; уголовный розыск в 2015 г. насчитывал 453265 дел, но в 2016 г. уже 447364 – падение составляет только 1,3%, что говорит, о более или менее стабильных результатах работы данного органа; оперативно-сыскными подразделениями в прошлом году было фактически раскрыто 1126 дел, а в 2016 г. – 1076, разница около 4,4% в отрицательную сторону. При анализе можно заметить, что по количеству раскрытых, разрешенных или же тех, в которых только имеется подозреваемый либо обвиняемый, идет тенденция на снижение показателей. И здесь мы вновь обращаемся к выдвинутой дилемме – почему же идет уменьшение: из-за того, что полиция и преступность работают в разных плоскостях, либо из-за того, что предупреждение преступлений выполняется на «отлично».

Дальнейшая ситуация в органах этого блока складывается следующим образом: подразделения экономической безопасности в 2015 г. раскрыли 70875 дел, в настоящее же время это количество насчитывает около 68929, в процентном соотношении его деятельность упала на 2,7%; ГУ МВД России по ФО (за исключением следственных органов) насчитывает  в 2015 г. – 586 дел, но в 2016 г. это число повысилось приблизительно на 6%, то есть составило 624 дел; ППЭ подвело к раскрытию около 2664 дел в 2015 г. и это число в 2016 г. увеличилось до 2703 – разница между ними составила примерно 1,4%; ОБППГ насчитывает около 3028 дел в настоящем году, в аналогичный же период в 2015 г. это число было выше в 1,28 раз и составляло 3895 дел; если же говорить о делах, в раскрытии которых приняло участие ОРЧ УТ МВД России по ФО Восточно-Сибирского и Забайкальского ЛУ МВД России на транспорте то в 2015 г. их число не превышало 12, в аналогичный период января-ноября в 2016 г. это число сократилось до семи.

Если же говорить о делах, показывающих результаты деятельности следователей ОВД по установлению лиц, совершивших преступления, то их показатели (в 2016 г. – 17645 дел, в 2015 г. – 18771), также, как и у некоторых представленных выше органов упали примерно на 5,9%.

То есть, оценивая общую картину, мы можем сказать, что однозначно выделить слабое звено на основании предоставленных данных довольно сложно, так как показатели либо незначительно подают, либо колеблются на равном уровне, практически у всех органов. Но все же если мы будем смотреть на процентное соотношение, то самым нерезультативным органом внутренних дел, входящих в систему правоохранительных органов, можно назвать ОРЧ УТ МВД России по ФО Восточно-Сибирского и Забайкальского ЛУ МВД России на транспорте, исходя из статистических данных. Однако если смотреть по объему дел и их удельному весу, то «слабым звеном» все-таки стоит назвать органы дознания (удельный вес от показателя в строке 1 графы 1 – 0,6%, от объема работы службы, к которой относится подразделение – 0,7%)   процентное, соотношение которых составляет разницу в 26,7%, что является самым большим числом  по сравнением с остальными, представленными МВД РФ органами внутренних дел.

В заключении следует отметить следующие моменты:

В целом при анализе статистических данных, представленных МВД РФ, заметно, что  по стране идет снижение числа регистрируемых преступлений, что, как мне кажется, вызвано либо тем, что преступники и правоохранительные органы действуют в разных плоскостях, либо количество совершаемых преступлений действительно уменьшилось, и профилактические и предупреждающие меры правоохранительных органов дали свой результат;

«Слабым звеном» системы правоохранительных органов, исходя из предоставленной на официальном сайте Министерства внутренних дел информации, по процентному соотношению преступлений, уголовных дел и о которых материалы  направлены в суд, разрешены либо имеется подозреваемый, обвиняемый (из числа находящихся в производстве на начало года или зарегистрированных в отчетном периоде), можно назвать органы дознания (процент разницы дел между 2015 и 2016 гг. — 26,7%).

Также стоит добавить, что кроме неэффективности действия органов дознания, особого внимания заслуживает проблема увеличения числа преступлений экстремисткой направленности и объема наносимого материального ущерба преступлениями экономической направленности, так как эти проблемы имеют прямое воздействие, как на будущие развитие нашей внутренней и внешней экономики и политики, так и всего государства в целом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Российская газета. 2009. 19 мая.
  2. Воронцов С.А. Спецслужбы России. Учебник / Ростов-на-Дону, 2016. (4-е издание, дополненное и переработанное).
  3. Чимов З.В. Криминологическая характеристика организованной преступности за 2011-2015 годы//Карачаево-Черкесского филиал Московского финансово-промышленного университета «Синергия»
  4. Трунцевский Ю.В. Критический взгляд на отдельные предложения Комитета гражданских инициатив и Института проблем правоприменения по системе сбора и анализу криминальной статистики в России // Вопросы правовой теории и практики: Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Векленко. Омск: Омская академия МВД России, 2015. Вып. 10. С. 41 — 46.
  5. Состояние преступности — январь-ноябрь 2015. года URL: https://mvd.ru/reports/item/6917617/ (дата обращения: 18.12.2016).
  6. Состояние преступности — январь-ноябрь 2016. года URL: https://mvd.ru/reports/item/9116063/ (дата обращения: 18.12.2016).
  7. Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности.//»Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 22.11.2016)
  8. Воронцов С.А. Противодействие экстремизму в среде студенческой молодежи. Власть. 2012. № 9. С. 52-55.
  9. Воронцов С.А. Исламский радикализм как угроза национальной безопасности современной России. Философия права. 2008. № 2. С. 94-100.
  10. Воронцов С.А. Терроризм 2016: новые вызовы и угрозы. Северо-Кавказский юридический вестник. 2016. № 3. С. 108-113.

 

Добавить комментарий